dzenterrorist (dzenterrorist) wrote,
dzenterrorist
dzenterrorist

И СНОВА ПИШУТ ОБО МНЕ

ВАЛЕРИЙ МИХАЙЛОВ.
ПИСАТЕЛЬ
ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ

Иметь одновременно оригинальную философскую позицию и приличные литературные способности – удел далеко не всякого сочинителя. Валерий Михайлов («Мастера книги», «Комедианты», «Путешествие за край земли», «Глава 23», «Симфония для рояля и города», «О том, кто хочет тебя убить» и другие) – автор, у которого есть и устоявшаяся позиция, и художественный стиль, и умение создавать яркие, запоминающиеся образы.
Михайлов – писатель для взрослых. Литература его – мастерская и бескомпромиссная. Он легко узнаваем: точен в определениях и не приемлет пафоса. Порой он циничен и язвителен, а иногда бывает натуралистичен до предела. Михайлов безбоязненно выходит за пределы рамок художественных условностей. Каждая его книга – новое исследование и новый ракурс. И всякий раз – будь то сюрреалистическое «Путешествие…» или псевдодетективное «Частное лицо» – это чтение запоем. Правда, далеко не каждый читатель примет концепции Михайлова: этот писатель из тех, кого можно ругать или любить, но скучать, читая Михайлова не придется.
В условиях узкой современной издательской терминологии жанр, в котором работает Михайлов, определить не просто. Что это? Турбореализм? Реализм на грани сверхъестественного? Постмодернизм? При чтении его книг неизбежно всплывают образы Пелевина, Сорокина, Мураками, Генри Миллера, Р.А.Уилсона, Булгакова, но, скорее всего, это даже не идейные аллюзии, а признак отношения Михайлова, как перечисленных писателей, к группе самобытных авторов. Впрочем, сюжеты Михайлова настолько живы и непредсказуемы, что всерьез о жанре во время чтения не задумываешься.
Каждая история Михайлова тщательно продумана, каждый главный герой проходит этапы развития и преображения – в этом традиционализм Михайлова – традиционализм в лучшем смысле слова. Ружье, висящее над камином в первом акте, непременно выстрелит в финальной сцене, вот только выстрел этот вместо того, чтобы стать привычным завершением драмы, вероятнее всего, явится риторическим началом оригинальной концепции.
Фантастическое – или, в более широком смысле, – художественное допущение использует в первую очередь не для построения оригинального сюжета, а для эффективности выражения и доказательства идеи. Порой Михайлов заставляет смеяться до слез, а иногда читаешь его с ужасом, некоторые сцены вызывают отвращение и шок (тут невольно вспоминаешь Пушкина: «Смех, жалость, ужас суть три струны нашего воображения, потрясаемые драматическим волшебством»). Однако меньше всего автор ставит перед собой цель эпатировать читателя. Основная его задача – лаконично, искренне и максимально точно и ясно пересказать историю, некогда случившуюся в воображении.
Михайлов – стильный концептуальный яркий современный автор, при всем при этом в его языке ни капли снобистской игры, свойственной нынешним маргинальным авторам: Михайлов наш до мозга костей.
Впрочем, лучше всего об авторе скажут его книги. Пересказывать их аннотации в этой статье нет смысла. Помните, как в анекдоте про Паваротти, когда его по телефону изобразил Рабинович. Просто читайте.
Александр СОЛОВЬЕВ,
редактор ЭИ "АЭЛИТА"
Отсюда: http://aelita-news.jimdo.com/%D0%B0%D0%B2%D1%82%D0%BE%D1%80%D1%8B/%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%B9-%D0%BC%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%B9%D0%BB%D0%BE%D0%B2/
Subscribe

  • (no subject)

    Большинство более ответственных массажистов месят спину, как тесто. Отсюда и истерики по поводу огромных тел. Те из них, у кого руки и знания на…

  • (no subject)

    В наших краях почему-то хуже всего «благодарят» за детей. Родителям что на них насрать, или они наивно полагают, что все вокруг спать не смогут…

  • (no subject)

    Работающие за копейки в какой-нибудь полуклинике массажисты чаще всего просто гладят назначенные врачом участки тела, если пациент не догадается…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments