dzenterrorist (dzenterrorist) wrote,
dzenterrorist
dzenterrorist

ГОСПОДЬ И ПОКОЙНИК

Как я понял, что мертв? Никак. Просто понял и все, как до этого понимал, что жив. На каком-то животном уровне, что ли. Как и любой другой нормальный человек, я просто знал, что жив. Никто кроме особо больных на голову философов не терзает себя по утрам вопросом: «А жив ли я?». Так на то они и философы, чтобы мастурбировать словами, высасывая из чего-то там ответы на высосанные оттуда же вопросы. При этом философы почему-то склонны считать, что реальность просто обязана следовать их словесным нагромождениям или быть такой, как они о ней думают. Нормальные люди, вместо того, чтобы отправлять философов к квалифицированным психиатрам, как дикари на бусы кидаются на их заумные словесные нагромождения. Потакая философам, люди устраивают войны, принимают идиотские законы, насаждают религии, дурацкую нравственность и все то, что потом мешает нам жить. Нет, есть, конечно, среди философов люди вроде Шопенгауэра и Ницше, которые вместо херни вселенского масштаба, - вот уж действительно наилучшее определение философии, - решают вполне практические жизненные задачи, а именно как лучше себя вести в обычной жизни и на пути к познанию…
Вот и я расфилософствовался. Как же все-таки смерть портит характер человека!
Приношу свои извинения и перехожу к делу:
Проснувшись примерно в 3 часа ночи 11 января 2011 года, я понял, что мертв. Сначала я решил, что это - кошмарный сон или бред, или еще какая фигня в том же духе, но чем больше я пытался в этом разобраться, тем больше убеждался, что мертв. Смирившись с фактом собственной смерти, я сначала растерялся: умираем-то мы без всякой подготовки, не зная как себя после этого вести… Затем, после растерянности пришло разочарование. Я был мертв, но без малейшего намека на тоннель, выход из тела и прочее шоу, которое якобы должно происходить после смерти, и о котором так любят судачить наслушавшиеся переживших клиническую смерть граждан сторонники жизни после смерти. Вот только клиническая смерть – это далеко не смерть, а всего лишь остановка сердца, в результате которой наступает гипоксия или кислородное голодание мозга. А раз так, то собираемые Моуди и сотоварищами истории о красочных переживаниях во время клинической смерти, есть не более чем коллекция описаний трипов, вызванных удушьем.
Я же умер не клинически, а по-настоящему. Умер и все. Умер легкой смертью во сне.
Я где-то читал, что, покинув тело, душа сначала не понимает, что умерла, и пытается вести себя, как при жизни, но только ничего у нее не получается. Она не может пользоваться предметами, ее не замечают живые, и так далее. Со мной же ничего подобного не было. Во-первых, я не покидал тело, а продолжал находиться в нем; во-вторых, я прекрасно мог пользоваться предметами, что и продемонстрировал себе, поправив подушку и одеяло; в третьих, живые люди… ну да об этом позже.
Я не превратился ни в призрака, ни в зомби, ни в какую еще фольклорную химеру. Я был точно таким же, как и при жизни, но только мертвым. И если раньше я говорил, что за 40 лет, а именно столько я прожил, в моей жизни ничего не изменилось, то и со смертью не изменилось ровным счетом ничего. По крайней мере, пока. Все было, как всегда, и если бы не понимание того, что я умер…
Прочесть повесть можно здесь: http://samlib.ru/m/majklow_w/gospod.shtml или здесь: http://www.proza.ru/2013/06/01/1338
Subscribe

  • (no subject)

    Несмотря на то, что в первое время вес настолько стремительно снижался, что я стал похожим на шарпея (кожа висела на бедрах, животе и щеках), мне…

  • (no subject)

    Сдается мне, что прогресс затрагивает массовое сознание людей исключительно на уровне навыков. Что же до основ мышления… Взять хотя бы отношение к…

  • (no subject)

    Никогда не пробовал говорить «аум» вместо «вот блядь» и прочих аналогов. А зря. Надо попробовать.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments