dzenterrorist (dzenterrorist) wrote,
dzenterrorist
dzenterrorist

Category:

Концерт для предателя и героя

Когда в бар вошел первый посетитель, бармен неторопливо протирал бокалы. Бармену было за тридцать. Средний рост, приятное, но не красивое лицо, волосы до плеч. Он всегда хотел быть барменом.
-По мне, так люди для того и созданы, чтобы иногда зайти в бар попустить стаканчик, поговорить… А можно и не иногда… - частенько повторял он.
Когда посетитель, молодой человек в спортивном костюме, сел на табурет у стойки, бармен спросил:
-Чего желаете?
-Чего-нибудь от жажды.
-Надеюсь, вы не мормон?
-Нет, а что?
-Не люблю мормонов: Алкоголь нельзя, чай нельзя, кофе нельзя… дай им волю, они запретят все, кроме воды. Другие, правда, тоже не лучше.
Говоря это, бармен поставил перед посетителем рюмку водки.
-Оставь бутылку, - попросил тот, выпив залпом водку.
-Как скажете.
В бар вошел второй посетитель: высокого роста слегка полноватый мужчина в дорогом английском костюме. Он тоже сел у стойки.
-Как обычно, - сказал он.
Бармен поставил перед ним бокал с коньяком.
Наслаждаясь напитком, второй посетитель минуты две посматривал на первого, затем удивленно воскликнул:
-Киба!
-Мы знакомы? – с легкой неприязнью в голосе спросил первый посетитель.
-И вправду Киба! Вот так дела! – обрадовался второй посетитель.
-Давно меня так не называли.
-Еще бы! Ты герой, легенда. Ты не можешь себе принадлежать, как не можешь быть Кибой. Киба, Коба… Клички бандитов с большой дороги. У героев другие имена.
-Ты мне Кобу не тронь!
-Конечно. Ты за него готов мне горло перегрызть.
-Да кто ты такой, что так хорошо меня знаешь?
-Не узнаешь?
Первый посетитель внимательно посмотрел на второго.
-Плохиш? – неуверенно спросил он.
-Он самый, - ответил Плохиш.
-Иудушка!
-Сам ты… И нечего тут передо мной героя корчить. Я не пионер - салют мальчишу. Это для них ты герой Кибальчиш, а для меня - засранец Киба и друг детства. Тем более что ты всем обязан мне.
-Тебе?!
-Это уж точно, - заметил бармен.
-Тебе-то откуда знать? – огрызнулся Кибальчиш.
Бармен загадочно улыбнулся. Вместо него ответил Плохиш:
-Он знает. Знаешь, кто сделал Иисуса Христом?
-Религия - опиум для народа, - раздраженно бросил Кибальчиш.
-Временами и опиум лекарство, - парировал Плохиш.
-И кто же? – немного высокомерно спросил Кибальчиш.
-Иуда, - ответил Плохиш.
-Иуда?! – удивленно переспросил Кибальчиш.
-Иуда, - подтвердил бармен.
-Предатель?! – не унимался Кибальчиш.
-Если бы не было предательства, не было бы и креста, а без креста не было бы воскрешения. Иисус никогда бы не стал Христом. Да и предательством это не было, - пояснил бармен.
-А что это, по-вашему? – спросил его Кибальчиш.
-Инсценировка. Зрелище на потеху публике.
-Можете говорить, что хотите. Легенда вытерпит все.
-Легенда?
-Он атеист, - сообщил Плохиш.
-Атеист, здесь?! – удивился бармен
-Он даже в загробную жизнь не верит.
-Но это уж слишком.
-Я не предаю идеи, - гордо заявил Кибальчиш.
-Как трогательно! Бывший герой… - съязвил Плохиш.
-Бывший? – перебил его Кибальчиш.
-Бывший, бывший. Теперь там другие герои.
-И кто же эти герои?
-Колчак, Деникин, царская семья.
-Врешь, собака!
-Дети, дети на качелях… - промурлыкал тихонько бармен.
-Что ты бурчишь там под нос? – спросил Кибальчиш.
-Он прав. Злодеи становятся героями, герои злодеями и наоборот. История снова и снова раскладывает свои пасьянсы. Не ты первый, не ты последний, - сказал бармен.
-Но как?
-Как? Ты думаешь, герои всегда будут героями, а злодеи злодеями?
-Конечно, и у героя могут быть минуты слабости.
-Я не об этом.
-Тогда о чем?
-Маска героя - это не цвет волос, не группа крови, не черта характера. Герой - это оценка со стороны, каприз толпы, веяние моды. Но ничто так не переменчиво, как настроение черни.
Кибальчиш хотел возразить, но бармен не дал ему вставить слово.
-Хорошо, не чернь, народ. Сегодня ты злодей, преступник, а завтра бог, или наоборот. Народ - это мерзкая шлюха с лицом демона.
-Замолчи, человеконенавистник. За что ты ненавидишь людей? – разозлился Кибальчиш.
-Я ненавижу народ. Но я люблю людей, а это, заметь, не одно и тоже. В России так население всегда было врагом народа.
-Герой - это герой, злодей - это злодей, - не унимался Кибальчиш.
-Не скажи. На самом деле это одни и те же люди, да и движут ими одни и те же мотивы. Только для одних они герои, для других злодеи.
-И ради этого…
-Ты прекрасно знаешь, ради чего.
-И ради чего?
-Ради нее, родимой, ради славы. Ради этой капризной шлюхи, предпочитающей кровь бриллиантам.
-Но почему кровь?
-Такова слава героя. Кем бы были Цезарь, Жанна Д'Арк, Ленин, Сталин, Лазо без крови, без моря крови? И без своих предателей?
-Да и у вас, помнится, не обошлось без разборок в саду, - заметил Плохиш.
-Имеющий уши, да не болтает языком, - оборвал его бармен.
-Это точно. И мой бокал пуст.
-Повторить?
-На этот раз чего-нибудь легкого и изысканного, как музыка Шопена.
-И себе. Выпьем за встречу,- сказал Плохиш, когда бармен налил ему вина.
-Спасибо, не откажусь, - сказал бармен, наливая себе рюмку виски.
-Вот всегда хотел вас спросить: вам то это зачем? – спросил Плохиш у бармена.
-Я всегда хотел быть барменом.
-Я имею в виду, крест, воскресение… театральщину, одним словом.
-С ними по-другому нельзя. Они непробиваемы. А тут еще как назло кто-то… я уже и не помню, написал, как это должно быть. И попробуй хоть на шаг в сторону от протокола... Иуду пришлось подставлять.
-А где он, кстати?
-Поехал затариваться. Никому больше нельзя доверить.
-Так все это было зря?! – вернулся к теме уже заметно пьяный Кибальчиш.
-Почему зря? Глянь, какой бар, - ответил Плохиш.
-Я не об этом.
-Тоже не зря. Очень поучительная история вышла. С моралью. Даже с двумя. Как у него. – Плохиш кивнул в сторону бармена.
-Как это с двумя? – не понял Кибальчиш.
-Ну, на первом плане героическая сказка для дураков с предателем и героем. Те же, кто поумнее, видят в ней руководство к действию.
-Хочешь сказать, что все умные - предатели?
-Одним нужны бананы, другим ящики для бананов. Кому что нравится. Одним слава, другим варенье с печеньем. Причем варенье с печеньем - это всегда хула. Как бы ты их ни зарабатывал, все равно будешь гадом. Восхищение у толпы вызывает только подвиг, причем, чем глупее, тем лучше. У них там культ глупости. Только они называют это нравственностью, и зорко следят друг за другом.
-Ох уж эта нравственность! Вы здесь совсем недавно, а я с ними намаялся до поворота. Они что там жить не умели, что здесь, - с чувством произнес бармен.
-Но одно доброе дело они все же сделали, - ответил на это Плохиш.
-Умерли?
-Заставили вас подписать мирный договор.
-Ты представить себе не можешь, какая тут с ними была тоска.
-Зато сейчас рай.
-Если бы не мормоны.
-Чем они вам так насолили?
-Заявятся в лучшее время и начинают: То им накурено, то алкоголь - это грех, чай, кофе - грех, девочки - и те грех. Все настроение клиентам портят.
-О здоровье на том свете надо было думать.
-Так и я о том же. Ладно, говорю я им, предположим, что там это все вредно, но здесь, здесь, что вам мешает?
-А они?
-Не для того, говорят, мы Иисусу служили, чтобы тебя здесь слушать.
-Так и говорят?
-Так и говорят.
-И никто не узнает?
-Представляешь, из этих - нет. А твой приятель даже в жизнь после смерти не верит.
-Я комсомолец, и идеи не предаю, - с вызовом в голосе выдал Кибальчиш.
-Так они сейчас в церквях во втором ряду. Аккурат за коммунистами, - съязвил Плохиш.
-Ты коммунистов не тронь! Я за это…
-Ну да, жизнь отдал, помню. Только ты не кипятись. Жизнь идет, времена меняются. Коммунисты теперь тоже другие.
-Все равно не тронь.
-Хорошо, хорошо, остынь только. Давай лучше еще выпьем. И себе, - напомнил он бармену.
-Спасибо, - ответил бармен.
-А крутой мы тогда фейерверк устроили, - сказал Плохиш Кибальчишу.
-Полгорода как не бывало, - согласился Кибальчиш.
-Вы же вроде в степи были? – вставил бармен.
-Ага. Сказка, как и про тебя. А когда склад рванул, так полгорода и накрыло, - ответил Плохиш.
-И не жалко тебе было людей взрывать? - спросил его бармен.
-Я то тут при чем? Это наш герой не знал, с какой стороны к орудию подходить. А на меня все свернули.
-Мы вот, помнится, тоже разок погуляли. Погуляли так погуляли. Даже глухой Лазарь прибежал попросить шуметь потише.
-Так ведь он был мертв.
-Это ребята уже для понта приврали.
-Это точно. Про нас вон тоже анекдоты ходят.
-Не слышал, - сказал Кибальчиш.
-Рассказать? – спросил Плохиш.
-Он еще спрашивает, - ответил бармен.
-Я от третьего лица. Слушайте: Мальчиш-Кибальчиш бегает по бастиону, красным знаменем размахивает: «Измена! Измена!». Плохиш, уплетая варенье за обе щеки: «Да? А меня на хавку пробило».
Бармен с Плохишом рассмеялись, а Кибальчиш раздраженно выдал:
-Вот только этого не надо. Этой мелочной пошлости не надо.
-Хороший анекдот. Чем тебе… - ответил ему бармен.
-Не надо пошлости. Как вы не понимаете, что это подло, низко. Это еще хуже предательства, - перебил его Кибальчиш.
-Это слава. Тут ничего не поделаешь, - философски заметил Плохиш.
-Избавь меня от такой славы. Мы не ради такой славы шли погибать, - ответил Кибальчиш.
-Вы? Вы шли погибать? Это киты идут погибать, когда на берег выбрасываются. Вы же шли убивать, пожирать друг друга, а вместе с собой на тот свет старались прихватить как можно больше народу. Умирать они шли! Ну и что получилось? Что?
-Кто же мог знать, что получится именно так. Идея…
-Идея, - передразнил Кибальчиша Плохиш. - А ты не знал, что чем красивее идея, тем в большее дерьмо попадаешь в результате? Не знал? Вон у него спроси. Тоже ведь про любовь говорил, а сколько костров зажгли? Сколько?
-А ты знаешь, сколько бы их было без меня?! – ответил бармен.
-Сам то ты кто, чтобы так говорить?! – накинулся на Плохиша Кибальчиш.
-Я жертва вашего героизма. Ваши подвиги прошли по мне асфальтовым катком. 1000 лет христианства и три четверти века большевизма сделали жизнь на одной шестой суши невыносимой. А у меня там дети. И все из-за таких, как вы. Перекоп, дом Павлова, Брестская крепость… Да лучше бы я сейчас немецкое пиво пил. Ну и что, что под домом Павлова погибло больше людей, чем при взятии Парижа? Париж вон до сих пор стоит, а что от дома Павлова осталось? Что? Тоже мне герои! Водки!
-Ты не прав, - сказал бармен, наливая. - И в первую очередь ты не прав по отношению к этим людям. В большинстве своем это очень хорошие, достойные люди. Люди, которые были изначально преданы такими, как ты. Большинство из них погибло, а выжившие - дважды герои. И второй их подвиг на порядок выше первого, если конечно можно сравнивать подвиги. Им предстояло жить каждый день. Брошенным и всеми забытым, а многим еще предстояло пройти через ад, заботливо предоставленный родной страной.
Полностью читайте здесь: https://ridero.ru/books/rasskazy_iskazki_dlya_vzroslyh/
Subscribe

  • (no subject)

    Борьба с ковидом напомнила мне старый анекдот: у армянского радио спрашивают: -Будет ли 3 мировая война? -Нет, - отвечает оно, - но будет такая…

  • (no subject)

    Физическая работа. Вот уж поистине троянский конь для здоровья. С одной стороны, работая физически, человек достаточно сильно устает на работе, чтобы…

  • (no subject)

    При грамотном подходе тренировки осуществляются с учетом баланса нагрузок, питания и отдыха. Во время нагрузок мышечная ткань разрушается.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments