dzenterrorist (dzenterrorist) wrote,
dzenterrorist
dzenterrorist

ВОЗРОЖДЕНИЕ АТЛАНТИДЫ

Двери ненадолго задумались, но все же открылись. Костик вышел из автобуса, закурил папиросу, подождал зеленый сигнал светофора и перешел дорогу. Он всегда переходил только на зеленый свет по причине характерной для него легкой формы извращенного снобизма. Пройдя по запруженному лоточниками переулку, Костик очутился возле «подвала». Над входом был приклеен тетрадный листок, на котором фломастером было написано: «Видеосалон. Сегодня: ...» Показывали «Совершенно секретно» и «Кошмар на улице Язова» – так они с друзьями называли этот фильм. Это Костик уже видел.
На дворе был конец восьмидесятых или начало девяностых, и Ростове-на-Дону только-только появились первые видеосалоны. До начала сеансов оставалось еще часа полтора, но в «подвале» уже горел свет. Костик постучал в железную дверь. Открыл Олег, хозяин видеосалона, высокий молодой человек около тридцати лет с интеллигентным семитским лицом.
– Привет, – поздоровался Костик.
– У тебя штакет есть? – вместо приветствия спросил Олег.
– Есть.
– Заходи.
В «служебном помещении», – маленькой комнатушке с большим столом посредине, – шла игра. Олег, Морковка и Болек резались в карты в «козла».
– А вот и четвертый, – сказал Морковка, увидев Костика.
– Только я в «козла» не играю.
– Можно и не в «козла», – отреагировал Болек. – Если ты с папиросами, можно и в «тысячу».
– Тогда в «тысячу», – Костик бросил на стол пачку папирос, – там есть пустые.
– Да я тебе сигарету дам.
– Я не курю сигареты. Ими не накуришься.
– Я тут недавно понял, – заметил Морковка после того, как папиросы были сначала забиты, а потом пущены по кругу, и мир вокруг стал более ярким и прозрачным, – детей действительно приносит аист.
– Постнаркотический инфантилизм? – поинтересовался Олег.
– Зачем? Каждый мальчик, если он, конечно, не урод, рождается со своим маленьким аистом, который растет и взрослеет вместе с ним. Когда аист становится взрослым, он начинает искать гнездо. А гнезда – это как раз то, с чем рождаются все нормальные девочки. Когда аист прилетает в гнездо, он приносит с собой детей…
– Пора открывать зал, – перебил его Олег.
Морковка с Болеком решили остаться на сеанс, а Костик отправился домой.
Ни с того ни с сего начался дождь. Туча подкралась, как настоящий партизан к вражескому часовому.
Костик осмотрелся по сторонам в поисках убежища. Над одним из подвалов была вывеска: «Маленький магазин». Недолго думая, Костик нырнул туда. Магазин оказался не таким уж и маленьким, правда, большим он тоже не был. Внутри на полках стояли всякие хозяйственные товары, огромные аквариумы с внушительными мотками толстой проволоки в цветной изоляции внутри вместо рыбок и книги. Продавцов за прилавком не было. Чтобы как-то себя занять, Костик подошел к книжным полкам. Некоторые из книг, судя по обложке, выглядели достаточно древними.
– Мы закрыты, – услышал он приятный женский голос.
– Там дождь, – как бы извиняясь за вторжение, ответил он.
– Тогда вам придется что-нибудь купить.
Из соседнего помещения вышла молодая огненно-рыжая красавица. У Костика даже дух захватило. Таких, несмотря на то, что ростовские девчата очень даже ничего, ему видеть еще не приходилось. Продавщица внимательно посмотрела на него, затем достала с книжной полки хорошо изданный средних размеров том.
– Например, это, – предложила она.
– Сколько с меня? – спросил Костя, даже не посмотрев на книгу.
– Двадцать пять. Это достаточно редкое издание.
Костик достал деньги.
– Когда вы открываетесь?
– Послезавтра.
– Я зайду.
– Милости прошу. Дождь, кстати, уже закончился, – она улыбнулась очаровательной улыбкой.
– Спасибо.
Только придя домой, он решил рассмотреть покупку. Это был один из рыцарских романов, Костик их терпеть не мог. Так цыгане заставляют отдавать все, – пришло ему в голову. Повертев в руках книгу, он сунул ее на самую дальнюю полку и благополучно о ней забыл. О рыжей красавице тоже пришлось забыть. Магазин так и не открылся.
В следующий раз книга попалась на глаза ему уже в следующем, двадцать первом веке. Костик закончил ремонт квартиры, и разбирал пожитки. Ненужных вещей было пять мешков.
Он пытался засунуть книжку в коробку для макулатуры, когда она вырвалась у него из рук. Упав, книжка открылась. Поверх выцветшего печатного текста шел рукописный, написанный карандашом:

«Атлантида... Каждый понимает ее по-своему, и одновременно не понимает вообще. Понять ее... Равносильно слепому понять красоту восходящего солнца или глухому оценить совершенство Бетховена.
Атлантида подкрадывается к тебе, как охотник, и ты не успеваешь сообразить, как сам уже становишься ее частью. Хорошо это или плохо? Не знаю. Когда дело касается Атлантиды, эти вопросы неуместны, как и многие другие, например, «зачем?». Вещи начинают происходить, как им должно, и ты делаешь то, что должно делать тебе.
Меня Атлантида нашла в 1944 году в Белоруссии. Декабристы разбудили Герцена, война разбудила Атлантиду. Думаю, для этого она и была необходима, вместе с фашизмом, коммунизмом и революцией. Мое имя навсегда исчезнет в забвении, потому что так должно случиться. Потому что я должен донести послание. Не больше и не меньше.
Достаточно для вступления. Не так ли?
Как я уже писал, для меня все началось летом 1944 года. Мы заняли Витебск. Я нарочно не указываю информацию, которая могла бы навести на автора этих строк. Мы – это мы. Звания, рода войск, место дислокации... Для дела это не имеет значения. Для меня теперь тоже. Несмотря на серьезное сопротивление противника, наступление шло быстро.
Во время коротких передышек меня начал преследовать один и тот же сон. Скорее, даже не сон, а видение. Минск. Бой. Я и еще несколько человек обороняем дом. Затем каменная лестница в подвал. Там за одним из кирпичей - тайник. Этот сон повторялся с назойливостью заевшей граммофонной пластинки.
К 3-му июля 1944 года, когда наши войска вошли в Минск, я запомнил каждую деталь, каждую царапину на ступеньках лестницы. Каково же было мое удивление, когда в Минске я очутился именно в том доме и с теми же людьми, что и во сне. Даже лестница была той же. Я бросился вниз в подвал. Там, за камнем действительно был тайник, где в старинной деревянной шкатулке лежали несколько семян.
Когда я вернулся к своим товарищам, произошло настоящее чудо. Буквально в двух шагах от меня взорвался снаряд. Кроме меня погибли все. Меня же взрывной волной аккуратно вынесло на улицу и даже не ранило. В госпиталь я попал с контузией, но это мелочи жизни. Другим чудом было то, что коробка с семенами всегда оставалась при мне. Окружающие ее не замечали, но делали все, чтобы она не потеряла своего владельца или слугу.
Следующее видение было уже после войны. На этот раз я был в центре Ростова-на-Дону в удивительной красоты дворце из белого фосфоресцирующего камня. Я был в ярко освещенном сотнями свечей огромном зале, поражающем своей красотой и роскошью. В центре зала на троне восседала королева. Вокруг стояли гиганты с мечами в руках. Она жестом приказала мне подойти. В нескольких шагах от трона я преклонил колени.
– Подойди ближе, – приказала она.
Не вставая с колен, я приблизился к самому трону.
– Держи, – она придвинула ногой мне одну из подушек для ног.
Это был знак особой милости. Поблагодарив королеву, я сел на подушку.
– Готов ли ты слушать? – спросила она.
– Да, ваше величество.
– Готов ли повиноваться?
– Да, ваше величество.
– Тогда слушай и повинуйся.
Сказав это, она хлопнула в ладоши. Тут же появился секретарь с письменными принадлежностями. Это было странного вида перо, «чернильница» с чернилами цвета огня и небольшая каменная дощечка для письма. Королева макнула в чернила перо и принялась писать. Она писала иероглифами, и после того, как иероглиф был написан, он вспыхивал пламенем, отрывался от доски и медленно плыл по воздуху ко мне. Иероглифы входили в меня через «третий глаз», и навсегда запечатлевались в моем мозгу.
– Когда придет время, ты сделаешь все, как надо, – сказала мне королева, – а теперь ступай. Аудиенция закончена.
Через несколько месяцев я, уже наяву, оказался в рабочей командировке в Ростове-на-Дону. Я шел по улицам этого города словно по сказочной стране. Дом, адрес которого я увидел во сне, практически не пострадал. Он был жилым. На лавочке перед подъездом сидели женщины. Однорукий инвалид что-то мастерил на балконе второго или третьего этажа.
– Кого-то ищете? – спросил мальчишка лет девяти.
Я назвал первую попавшуюся фамилию.
– Здесь таких нет. А какой вам нужен адрес?
– Я когда-то был у него в гостях. Адрес не помню. Думал, вспомню так, – ответил я, чувствуя, что несу какую-то чушь, и быстро пошел прочь.
Той же ночью во сне я увидел дом. Я был в квартире первого этажа. Оттуда вниз, под землю, вела мраморная лестница. На верхней ступеньке стоял огромный мавр (почему-то пришло на ум именно это слово) в темно-красной ливрее.
– Вас ждут, – сказал он, беря у меня пальто, шляпу и перчатки.
Спускался я целую вечность.
Внизу был толстый белоснежный ковер, серебристый туман и гигантское ложе из подушек. Рядом стояла огромная золотая ванна.
Меня встретили пять юных красавиц. Таких красивых женщин мне видеть не доводилось. Они раздели меня, вымыли в ванне, натерли какими-то маслами, затем проводили на ложе.
Вошла королева. Я попытался, было, встать, но она жестом остановила меня.
– Пей, – она протянула мне чашу, сделанную из кожуры неизвестного мне плода.
Внутри была темная, душистая жидкость. Ее вкус не был похож ни на что. Едва я допил напиток, чаша выпала у меня из рук, и я провалился в небытие. Я исчез. Я даже не умер, после смерти остается хоть что-то, от меня же не осталось ничего. Одновременно с этим я был всем, абсолютно всем и ничем.
Полностью читайте здесь: https://www.proza.ru/2015/01/15/864
Subscribe

  • (no subject)

    Узнав, что я, превозмогая боль, ковыляю около 10 километров в день, Миша потребовал на какое-то время сократить это расстояние раза в 4, так как…

  • (no subject)

    Миша отталкивается от гидравлической модели человека, согласно которой состояние организма зависит от качества кровообращения, так как именно от него…

  • (no subject)

    Большинство более ответственных массажистов месят спину, как тесто. Отсюда и истерики по поводу огромных тел. Те из них, у кого руки и знания на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments