February 4th, 2007

ЦИРЦЕЯ. КОНТРИГРА

Как и всякая сложная система, Цирцея обречена давать сбои или показывать свое лицо игрокам. В этом случае игрок или группа игроков испытывает ни с чем не сравнимый шок. Возможно, истории контактов с НЛО как раз и повествуют о подобных сбоях. Возможно, некоторые контакты с НЛО рассказывают о подобных сбоях. Возможно, о подобных сбоях рассказывает нечто такое, что вообще не связано с феноменом НЛО...
Возможно...
Возможно или вероятно – вот излюбленные слова контригроков.
Существует несколько вариантов дальнейшего развития событий:
1. Возвращение блудного сына. Игрок «забывает» сбой и возвращается в игру.
2. Шок заставляет игрока искать помощи у экспертов, которыми считаются: попы, официальные шаманы, психотерапевты, психиатры, эзотерики и просто шарлатаны, все они работают на Цирцею.
3. Игрок выбирает антиигру.
4. Неучтенный вариант.
Контригрок – игрок, осознавший, что он игрок и желающий выйти из игры не по причине смерти.
Конечно, если поблизости функционирует один из драконов, у контригрока появляется шанс приближения к пути. Если же дракона поблизости нет, что более вероятно, так как их единицы, контригроку приходится включаться в антиигру.
Антиигра – бездеятельная деятельность, направленная на внецелевое существование игрока.
Предмет антиигры – сознание контригрока, так как Цирцея осуществляет контроль над игроком посредством его сознания.
Именно правильно воспитанное сознание и есть истинный игрок!
Главная задача, НО НЕ ЦЕЛЬ!!! контригрока – трансформировать собственное сознание путем уничтожения игрового модуля Цирцеи.
Игровой модуль – расположенный в сознании игрока инструментарий, поддерживающий состояние игры.
Сбой Цирцеи включает или активизирует семя дракона – нечто, расположенное внутри игрока и заставляющее его (после включения) переключиться на антиигру.

ЦИРЦЕЯ. КОНТРОЛИРУЕМОЕ СУМАСШЕСТВИЕ

Идентифицируя в раннем детстве организм как игрока, Цирцея приступает к действию. Для этого она пропускает организм через ряд учреждений (детский сад, школа, армия, институт, работа), первоочередной задачей которых является создание Зоны игры. Нас превращают в нормальных людей, и эта нормальность страшней любого сумасшествия.
Понимая это, дзен-террорист всеми силами культивирует осознаваемое помешательство. Он думает, как псих, действует как псих, чувствует, как псих, при этом он понимает, что это маска или игра, и что на самом деле он лишь актер, играющий психа в нашем безумном мире. Дзен-террорист ни в коем случае не должен считать себя нормальным! Нормальность - это социально приемлемый вид психического состояния, при котором вся психическая деятельность игрока осуществляется в рамках игрового поля.
Дзен-террорист принимает себя таким, какой он есть, причем он понимает, что культивированное сумасшествие - это неотъемлемая его часть.
Дзен-террорист вненормален!
Когда дзен-террорист чувствует себя достаточно сумасшедшим, он бросает вызов Цирцее. Он возвращается в общество. Надевая маску нормальности, дзен-террорист ни на мгновение не должен забывать, что нормальность - это всего лишь следующий шаг в его безумии. Дзен-террорист "становится" совершенно нормальным. Он может вступить в партию, может начать ходить в церковь, может поступить работать в учреждении. При этом с одной стороны он должен быть искренне нормальным, с другой понимать, что это не более чем очередной виток безумия, и что разум - это нечто перпендикулярное плоскости безумие-норма, и, следовательно, нечто принципиально отличное как от безумия, так и от нормы.

ЦИРЦЕЯ. ИГРА В МАСКИ

В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Все верно. Наш «Мир» состоит из слов. Нервная система, предположительно, получает от раздражителей сигналы, которые затем, после обработки и отсева подавляющего большинства этих сигналов создает картину Мира или «Карту», которую большинство из нас принимают за реальность или действительность как таковую. Эта карта состоит из слов или символов опознавания. Наш Мир создает слова, которыми мы его описываем. В принципе, для тех, кто прочитал чуть больше одной книги по психологии (я не имею в ввиду популярную психологию для мнящих себя умными обывателей), это давно уже не секрет. Но знать – это одно, а осознавать – совершенно другое.
Короче, все, с чем мы имеем дело – это описание, состоящее практически из минимально необходимого числа символов. Графически это можно представить как конечное множество координатных точек, образующих сетку, повторяющую до какой-то степени описываемый объект.
«Познавая», мы заносим в память значения этих координатных точек или набор слов. Затем, сталкиваясь с объектом, мы примеряем на него координатно-текстовый костюм. Так происходит процесс опознания.
Проблема в том, что реальный объект познания находится в постоянном изменении, тогда как созданный нами «костюм» старается оставаться неизменным до последнего.
Пример? Мальчик (мне проще рассуждать с позиции мужчины) встречает сногсшибательную девочку. У них любовь. Со временем они «узнают друг друга как облупленных», появляется скука... И вдруг как гром среди ясного неба: рядом с тобой совершенно чужой, незнакомый человек.
Все правильно. Девочка меняется, мальчик тоже, но встречаются не они, а костюмы, которые все меньше и меньше начинают соответствовать объектам. В конце концов, если повезет, костюмы перестают налазить...
К чему я это говорю? А к тому, что Цирцея, ты, ОНИ, весь мир, который ты знаешь – это костюмы, которые создает неугомонный портной: наша психика.
Цирцеи нет, как нет и мафии.
Мафии не существует. Мафия – это миф. Нет и никогда не было. Есть структура социальных взаимоотношений, и как частный случай, структура власти. Эта структура состоит из мест. Занимая место, человек становится элементом структуры, выполняющим возложенные на это место функции. Как бы ты ни менял людей, функции остаются практически неизменными.
Вопрос в том, мы создаем структуру или структура нас?
Ну да лично у меня ответа на него нет.
Другими словами, ОНИ – это ты.
И это еще не все. Мало того, что Бог – это торговец масками, превративший мир в маскарад, слова сами создают маски. Я говорю о понимании или о значении слов.
Я не случайно начал рассуждение словами Евангелия. Короткая фраза, но сколько трактовок! Сколько мудрости в этой книге! Однако если постараться, можно найти практически такую же глубину в любой, даже самой банальной чуши, даже в предвыборной речи кандидата на государственный прост. Все зависит от того, какой ассоциативный процесс включится у тебя в голове. Текст – это пусковой механизм, который включает процесс создания нового текста, текста-значения, и так до бесконечности.
Пытаясь понять, мы не только не срываем чьи-то маски, но наоборот, надеваем поверх них новые.
Подобная возрастающая неопределенность не может не вызывать шок у подавляющего большинства игроков. Шок запускает антишоковый механизм, довольно-таки подробно описанный мэтрами психиатрии и психологии. В результате мы принимаем маски за реальность, даже рассуждая о том, что это маски. Тем более, рассуждая, что это маски.
Наш враг – это призрак, который полностью контролирует наше сознание, самый страшный, несуществующий враг.

ЦИРЦЕЯ. СТЕПЕНИ СВОБОДЫ

Как уже было сказано выше, любой текст – это триггер или пусковой механизм, заставляющий нас генерировать бесконечный текстовый ряд. Так, осмысливая текст, мы создаем текст штрих, для осмысления которого необходимо создать текст два штриха и так до бесконечности.
Говоря, что ни одно понятие не может быть полностью определено, я не говорю ничего нового.
Исходя из бесконечности текстового ряда, можно прийти к интересным выводам:
1. Существует бесконечное число условных определений практически для любого понятия, явления или предмета.
2. Число значений любой фразы тоже стремится к бесконечности. То есть, любые слова можно понимать как угодно.
3. Число реально используемых слов конечно. (Наводит на интересную мысль?).
3.1. Бесконечное число значений практически каждого, даже самого простого слова при конечном количестве слов говорит о том, что лишь ничтожная часть значений слова может быть выражена в других словах.
4. Значение словам придает исключительно формат использования слов.
5. Формат определяется условиями решаемой задачи, и для решения следующей задачи формат может быть изменен.
6. Формат можно выбирать произвольно. Выбор формата может определяться исключительно степенью удобства решения задачи.
7. ЗАГОНЯЯ НАС В РАМКИ ЕДИНОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ ТЕКСТА, ЦИРЦЕЯ ОГРАНИЧИВАЕТ НАШУ ВСЕЛЕННУЮ, ЗАКРЫВАЯ НАМ ДОСТУП К ДРУГИМ СТЕПЕНЯМ СВОБОДЫ.
8. Осознавая и принимая условность понимания чего-либо, мы тем самым увеличиваем число возможных пониманий, увеличивая тем самым наше жизненное пространство.

ЦИРЦЕЯ. ЗАГОВОР МОЛЧАНИЯ

Заговор молчания – это механизм цензуры, направленный на коррекцию информации, получаемой игроком. Целью заговора молчания является создание оптимального формата игры. Борьба с непристойностью, борьба за чистоту языка, за чистоту крови, за чистоту религии, за чистоту научных разработок – все это действия заговора молчания. Конечной целью заговора молчания является борьба с мышлением как таковым, в самом широком смысле этого понятия. Поэтому, кстати, существует запрет на психоделические наркотики, которые, расширяя сознание, разносят в клочья привычный мирок Цирцеи.
Стадо должно быть способно и уверенно в завтрашнем дне.
Дзен-терроризм не интересуется стадом. Единственное социально направленное дзен-терроризма – выявление и выдергивание из стада тех, кто по своей природе не является стадным существом. Остальные пусть живут так, как им нравится.