February 6th, 2009

МОЙ НАРКОТИК

Я подсел на довольно-таки своеобразный наркотик. Это – совершенно легальная бинарная смесь из сладостей и сыра. Сегодня вечером я, например, съел сто грамм гауды и выпил пластиковую упаковку сгущенного какао. Вместо сгущенки я часто использую мед.
В результате мое сознание ускоряется до более чем недоступных в обычном состоянии скоростей.

ЛИЦО ВРЕМЕНИ

Глядя в небо, вы часто задумываетесь о том, что наблюдаемая вами картина – это, скорее портрет времени, чем пространства, причем даже не самогО времени, а истории времени от начала времен и до наших дней?
Ведь каждый небесный объект мы видим не таким, каков он сейчас, а каким он был, когда излучал воспринимаемый нами свет.
От одних объектов свет доходит за минуты, от других - за года, от третьих - за тысячелетия. Как говорят ученые, мы, при помощи особых приборов, можем наблюдать даже некое излучение, сохранившееся со времен Большого взрыва.
В результате мы видим нарисованный космическим светом портрет времени от «а» до «я», от Большого взрыва и до момента наблюдения.
Единственное, что мы не можем наблюдать, так это небо, как таковое, небо, с реальным расположением звезд, так как это не дано нам самим Мирозданием.

НЕУЧТЕННЫЙ ВАРИАНТ

Как я недавно понял, неучтенный вариант – это не только напоминание о том, что мы не всегда в состоянии увидеть все варианты ответа на какой-либо вопрос, но и некое окно в Неведомое, где господствует Проведение, Сила, Дух, Намерение или Божественность.
Именно неучтенный вариант вносит в наш мир ту самую неопределенность, благодаря которой мироздание существует в виде извечной загадки, а не сверхогромного часового механизма.
Благодаря неучтенному варианту Неведомое присутствует всегда и везде, вмешивается в наши дела, путает наши карты… Именно неучтенный вариант позволяет руке проведения вести нас по жизни вопреки всем расчетам и планам.
Ведь именно прогнозированием влияния неучтенного варианта и занимаются всяческие оракулы и предсказатели, именно его пытались описать авторы «Книги перемен».
При этом любая попытка его учесть разбивается о саму его сущность. Так, становясь учтенным, некий вариант перестает быть неучтенным, и неучтенным вариантом становится что-то еще.

(no subject)

Еще один лингвистический пример: Страдая запором, он исходил на говно, потому что не мог просраться.

(no subject)

Ярким примером несостоятельности навязываемой ныне так называемой демократической системы ценностей является положение дел с сомалийскими пиратами. Так вооружить суда, чтобы они могли дать достойный отпор, мешает написанный какими-то недоумками международный закон; а одна мысль о том, чтобы раз и навсегда расхуярить весь этот гадюжник, способна сократить чуть ли не до нуля кармические надои домохозяек. В результате группка вооруженных чем придется людей диктует свои условия чуть ли не всему миру.

НАИБОЛЕЕ БЕСЧЕЛОВЕЧНЫЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ

Сочувствие, а тем более сострадание.
Вот уж действительно не только маразматическое, но и сугубо вредное изобретение, своего рода ментальный вирус, направленный на усиление и распространение страдания и распускание соплей. Так, в ситуации, когда кому-то хреново, я вместо того, чтобы оказать этому человеку посильную помощь или послать его на хуй, должен как минимум скорчить грустную мину на лице. Зачем? Ведь если ему станет лучше только оттого, что мне стало хреново, он полный мудак, и таких надо гнать от себя подальше. А если нет, то ему должно стать еще хуже как минимум из чувства сострадания мне.
Лучше же от моего сострадания может стать кому-то только по двум причинам: либо из злорадства – мне стало плохо, отсюда ему лучше; либо из потакания его чувству собственной важности – раз ему хреново, значит, я чего-то да стою.
Опять же для сострадающего сострадание может быть завуалированным злорадством, мазохистским смакованием пусть даже чужой боли или же, и это хуже всего, тупым самозаебыванием с целью испортить настроение себе и людям.
В любом случае сострадание – это выряженная в костюм добродетели игра на низменных человеческих чувствах. А раз так, может, ну его на хуй?