May 21st, 2009

ВЕЛИКИЙ И МОГУЧИЙ

Говоря о великом и могучем, Лев Николаевич Толстой, имел в виду хуй. Вот только воспитание не позволяло ему говорить об этом открытым текстом, особенно в обществе дам. Поэтому, думая о хуе, он говорил о языке – так он пользовался языком намеков. А вот Тургенев или еще какой другой хрен языка намеков не понимал, и записывал за Львом Николаевичем, что называется, дословно.
Так появился великий и могучий русский язык.

ЭЗОПОВ ЯЗЫК.

Когда-то давно жил один мужик с настолько ужасной дикцией, что никто вокруг не мог его понять. Да был бы он нормальным в других отношениях, никаких проблем бы не было: все бы делали вид, что внимательно его слушают, и все было бы хорошо. Но мужик это не только любил говорить, но еще и приставал с вопросами, и когда отвечали ему невпопад, сильно злился, кричал, махал руками и даже плевался. Тогда люди ему говорили:
-Ты бы сначала говорить научился бы по-людски, а то говоришь, как будто язык в жопу засунул. Вынь из жопы язык, а потом и говори.
Позже, когда тот мужик давно уже умер, другой такой же деятель с ужасной дикцией поведал эту историю писарю, чтобы тот ее записал в назидание потомкам, да мало того, что с его слов понять ничего было толком нельзя, но еще и приврал с три короба…
Вот так появилась история об Эзопе и его эзоповом языке.

(no subject)

Хуй – это вагинальная пилюля наслаждения. Вот только та хрень, которая к нему приделана, зачастую портит все удовольствие.

(no subject)

Речь – это то, что позволяет нам гнать, не управляя каким-либо транспортом (включая используемых в качестве транспорта животных).

(no subject)

Среди стремящихся выглядеть женщин есть такие, которые стремятся выглядеть модно, есть – красиво, а есть и такие, которые понимают, что модно и красиво – это далеко не одно и то же.

СКОТНЫЙ ДВОР

По основным социально-психологическим стратегиям поведения людей можно разделить на 4 группы.
1. Овцы или последователи. Это те, кто и шагу не может ступить без руководящей и направляющей роли лидера, будь то начальник, религиозный или духовный деятель, супруг или супруга, президент… Это те, кто толпится в храмах, кто попадает в секты, кто вступает в качестве рядовых членов в партию и так далее. Это те, кому нужен кто-то, кто принимал бы за них решения и брал на себя ответственность за их исполнение.
2. Козлы. Козлы, как известно, это те, за кем идут овцы. Это их лидеры. Это те, кто готов думать за овец, направляя их на решение своих задач. При этом даже если тот или иной козел – козел конченный, он все равно остается козлом, так как сами овцы не способны быть козлами, а могут лишь жалобно блеять, продолжая идти за козлом.
3. Гибриды. Это промежуточные козлы. То есть для тех или иных отар они играют роль козлов, оставаясь покорными овцами для козлов покрупнее. Главная мечта гибрида – вырасти наиболее крупным козлом, для чего они постоянно питаются стимуляторами роста, которые выделяют задницы боле крупных козлов в момент лизания.
4. Коты. То есть те, кто гуляет сам по себе. Этих ненавидит вся козло-овеческая братия, поэтому коты зачастую вынуждены рядиться в овечьи шкуры. А жаль.

УТОНЧЕННАЯ МЕСТЬ

На самом деле нет ничего плохого в том, чтобы, застав жену или мужа с любовником или любовницей, приготовить для них чай или кофе. К сценам мы все готовы, а вот к полному равнодушию со стороны обманутого мужа или жены… Такой удар по самолюбию выдержит далеко не каждый. А если еще в разговоре обронить что-то вроде: «Да ладно, какие проблемы… Зато теперь мне с тобой это делать не надо»…

ПОЗОР! МЫ ПОДСТАВЛЯЕМ ПРЕЗИДЕНТА!

Если уж на то пошло, то президент страны – это лицо народа, это все мы, но только персонифицированные в образе одного человека. И когда президент что-либо говорит, а особенно обещает, то обещания дает не он, а мы с вами, причем все вместе и каждый по отдельности. И это мы, а не президент, не исполняем данные им обещания. Вот обещает за нас президент, что мы будем жить все лучше и лучше, а мы, твари неблагодарные, живем как жили и даже хреновей, подставляя тем самым нашего президента. И как нам после этого не стыдно?

(no subject)

Как жаль, что нередко мы сжигаем за собой мосты, лишь для того, чтобы уткнуться носом в тупик.