August 11th, 2009

(no subject)

Если счастье – не венерическая болезнь, то почему столько гандонов делают все, чтобы мы его не подхватили?

(no subject)

В детстве я почему-то невзлюбил одну соседку-бабульку, Ивановну, из нашего подъезда. И вроде бы была она вполне нормальной бабулькой. Жила своей жизнью, не цеплялась, не лезла в чужие дела… Сидела на лавочке возле подъезда, как другие старушки. Но чем-то она мне все-таки не понравилась, или же просто я увидел в ней дичь… Короче говоря, если я видел, что она собирается идти в дом, я старался быстрее нее забежать в подъезд, подняться вверх по лестнице, и, когда появлялась она, плюнуть ей на голову. В ответ на ее слова, что так делать нельзя, я лишь радостно смеялся. Поэтому, входя в подъезд, она сначала внимательно смотрела вверх, не прячусь ли я там на лестнице, и только потом осмеливалась выходить на опасное место, что делало охоту на Ивановну еще более интересной.

(no subject)

Филологический вопрос: Называя кого-либо говном, говорим ли мы о нем мягко?

(no subject)

Психология… Сегодня даже любой дурак «знает», что это такое. Народ толпами скупает и мусолит всевозможную психологическую литературу, начиная с откровенного говна и заканчивая действительно стоящими трудами. А слова «невроз», «комплекс неполноценности» и т. д. теперь можно услышать значительно чаще, чем «хуй», «пизда» или «жопа». И при этом люди поголовно пропускают наверно самый основополагающий психологический факт: ЧАЩЕ ВСЕГО МЫ НЕ ОСОЗНАЕМ ИСТИННЫЕ ПОБУДИТЕЛЬНЫЕ МОТИВЫ НАШЕГО ПОВЕДЕНИЯ. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.