January 21st, 2010

МЕНТОВСКИЙ БЕСПРЕДЕЛ

Судя по той регулярности, с какой наши правоохранители не то что избивают или пытают (как и секс, это было всегда, и об этом, как и о сексе, стыдливо не говорили), но и отправляют на тот свет случайно подвернувшихся им под руку людей, у меня складывается впечатление, что у них с международными террористами что-то вроде соцсоревнования. Причин такого положения дел масса, но одной из основных причин, на мой взгляд, является гарантированная безнаказанность человека в погонах. Суть ее заключается в том, что, независимо от совершенного преступления против обычного человека (а не государственного лица) сотрудник милиции несет значительно меньшее наказание, чем совершивший такое же преступление человек без погон. И уже только это порождает к нам, людям негосударственным, людям без ксив, погон и мигалок, отношение, как к чему-то третьесортному, с чем можно обращаться, как с никому не нужным дерьмом. То есть беспредел ментов – это частный случай.
Помню, в школе нас наизусть заставляли учить ленинское определение государства (кто знает название этой работы Ленина, пожалуйста, напишите его в комментарии), согласно котором человек – это всего лишь винтик или шпунтик в государственной машине, то есть никто, быстровосполнимый, а в нашей стране еще и дешевый, ресурс. Сменившие КПСС у руля страны активисты бывшего ВЛКСМа наверняка хорошо учились в школе, и наверняка хорошо помнят это определение, а как показывает наша жизнь, наше (не их) здравоохранение, образование, наши (не их пенсии), отношение к нам в любом советском (а они до сих пор советские) государственном учреждении, они взяли именно это определение на вооружение.
А милиция или полиция – это изначально институт насилия, этакий сторожевой пес государства. И если этот пес свободно гуляет без привязи и безнаказанно нападает на людей, то виноват не столько он, сколько хозяин этого пса. И даже если заменить этого пса другим, он будет точно также себя вести, потому что пес делает только то, что позволяет ему хозяин, и ведет себя так, как хозяин его воспитал.