January 22nd, 2010

О БОГОИЗБРАННОСТИ

Некоторых животных Дрессировщик избрал для работы в цирке и заставил их выделывать всякие кренделя. Вот только нахрена это самим животным?

(no subject)

Вот чему за годы советской власти научили наш народ, так это гордиться уебищностью своей жизни.

(no subject)

Судя по тому, что наша Родина делает с народом, она не мать, а отец. Причем отец-извращенец.

СЕГОДНЯШНИЙ СОН

Оттолкнув меня, она ворвалась в мою комнату и принялась все крушить, словно объясняя мне, почему ураганы принято называть женскими именами. В моей руке был столовый нож, и я несильно нанес ей удар сначала в спину, потом в бок, а потом полосонул чуть выше ее маленьких, но очень фигуристых грудей. В ответ она сильно резанула меня по груди. Тогда я от всего сердца, не глядя куда, ударил ее ножом, но она нашла силы на ответный удар. После этого мы оба упали на пол и… как это ни странно, но только после этого я сумел ее рассмотреть. Маленькая, почти девочка, хрупкая, с красивым лицом, короткими черными волосами и стройными, близкими к эталонным ногами. Во время битвы она потеряла туфельку, и я увидел ее босую, не больше 36-го размера ступню красивой формы и великолепную лодыжку.
Мы лежали на полу, истекали кровью. Ее раны были намного серьезней моих, и если мне нужна была перевязка и максимум несколько швов, то она… она могла умереть. И я вдруг понял, что для меня такой исход стал бы настоящей трагедией. А еще я понял, что наша битва на ножах была своего рода сексуальной игрой, объяснением любви, демонстрацией страсти. Она умирала, а я не мог встать, чтобы оказать ей помощь. И тогда я принялся вопить, взывать о помощи, и кто-то меня услышал, потому что еще до того, как я потерял от криков голос, в комнату вошли с носилками двое мужчин в белых халатах. Они наскоро перевязали нам раны, затем погрузили в машину «Скорой помощи», положив нас рядом, словно это был не салон машины, а постель в номере для новобрачных.
Надо сказать, что салон в этой «скорой» оказался настолько просторным, что кроме двуспального места для носилок там был еще два рядя боковых сидений. Закрыв за нами дверь, медики, сели заняли свои места в кабине и, включив радио или телевизор, принялись обсуждать какие-то больничные новости.
-Почему стоим? – спросил я, когда до меня дошло, что везти нас в больницу они явно не собираются.
-Чего шумишь? – ответил один из них, - сейчас все места займут, и поедем.