July 7th, 2010

ОТТЕНКИ БУДУЩЕГО

Думаю, каждый из нас ломает голову над тем, что его, страну, да и вообще всех нас ждет впереди. А вообразив себе то или иное будущее, мы начинаем готовить себя к жизни в нем. Одни готовятся к черному дню, другие - к светлому будущему, а третьи - к концу света, и так далее. При этом никто еще не смог угадать, каким будет его будущее. В качестве доказательства стоит почитать тех же фантастов, которые лет несколько назад писали о нашем времени. Тоже самое можно сказать и о поколении советских людей, чье будущее, (а это нынешнее настоящее) стало вообще таким, о каком они даже подумать не могли.
В общем, я все это пишу к тому, что, к чему бы мы ни готовились, впереди нас ждет нечто совсем иное.

(no subject)

К разговору об оборотнях: Временами мне нравится наблюдать, как, вторгаясь на не принадлежащую ей территорию, женщина превращается в охотящуюся волчицу, а хозяйка территории – в волкодава, мешающего хищнице утащить своего барана.

(no subject)

Вот интересно, почему пидоразы столь яростно не любят гомосексуалистов?

(no subject)

Жизнь часто сравнивают с карточной игрой: судьба раздает нам карты, а мы сами решаем, как этими картами играть. Отсюда вопрос: А кто решает, в какую именно игру (покер, дурак итд) мы должны с этими картами играть?

ЧИТАЙТЕ ЭРДМАНА

Николай Эрдман. Самоубийца

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Комната в квартире Семена Семеновича. Ночь.


Явление первое

На двуспальной кровати спят супруги Подсекальниковы -- Семен Семенович
и Мария Лукьяновна.

Семен Семенович. Маша, а Маша! Маша, ты спишь, Маша?
Мария Лукьяновна (кричит). А-а-а-а-а...
Семен Семенович. Что ты, что ты -- это я.
Мария Лукьяновна. Что ты, Семен?
Семен Семенович. Маша, я хотел у тебя спросить... Маша... Маша, ты
опять спишь? Маша!
Мария Лукьяновна (кричит). А-а-а-а-а...
Семен Семенович. Что ты, что ты -- это я.
Мария Лукьяновна. Это ты, Семен?
Семен Семенович. Ну да, я.
Мария Лукьяновна. Что ты, Семен?
Семен Семенович. Маша, я хотел у тебя спросить...
Мария Лукьяновна. Ну... Ну, чего ж ты, Семен... Сеня...
Семен Семенович. Маша, я хотел у тебя спросить... что, у нас от обеда
ливерной колбасы не осталось?
Мария Лукьяновна. Чего?
Семен Семенович. Я говорю: что, у нас от обеда ливерной колбасы не
осталось?
Мария Лукьяновна. Ну знаешь, Семен, я всего от тебя ожидала, но чтобы
ты ночью с измученной женщиной о ливерной колбасе разговаривал -- этого я от
тебя ожидать не могла. Это такая нечуткость, такая нечуткость. Целые дни я
как лошадь какая-нибудь или муравей работаю, так вместо того, чтобы ночью
мне дать хоть минуту спокойствия, ты мне даже в кровати такую нервную жизнь
устраиваешь! Знаешь, Семен, ты во мне этой ливерной колбасой столько убил,
столько убил... Неужели ты, Сеня, не понимаешь: если ты сам не спишь, то ты
дай хоть другому выспаться... Сеня, я тебе говорю или нет? Семен, ты заснул,
что ли? Сеня!
Семен Семенович. А-а-а-а-а...
Мария Лукьяновна. Что ты, что ты -- это я.
Семен Семенович. Это ты, Маша?
Мария Лукьяновна. Ну да, я.
Семен Семенович. Что тебе, Маша?
Мария Лукьяновна. Я говорю, что если ты сам не спишь, то ты дай хоть
другому выспаться.
Семен Семенович. Погоди, Маша.
Мария Лукьяновна. Нет уж, ты погоди. Почему же ты в нужный момент не
накушался? Кажется, мы тебе с мамочкой все специально, что ты обожаешь,
готовим; кажется, мы тебе с мамочкой больше, чем всем, накладываем.
Семен Семенович. А зачем же вы с вашей мамочкой мне больше, чем всем,
накладываете? Это вы незадаром накладываете, это вы с психологией мне
накладываете, это вы подчеркнуть перед всеми желаете, что вот, мол, Семен
Семенович нигде у нас не работает, а мы ему больше, чем всем, накладываем.
Это я понял, зачем вы накладываете, это вы в унизительном смысле
накладываете, это вы...

Прочесть полностью можно здесь: http://www.lib.ru/PXESY/ERDMAN/samoubijca.txt

(no subject)

Заслушиваюсь "Вежливым отказом". Есть у нас в стране люди, которые умеют играть.

МОЖЕТ, ХВАТИТ НА НИХ ГНАТЬ?

Сегодняшние олигархи – это люди, которые:
1. оказались в нужное время в нужном месте;
2. которым хватило ума и смелости, чтобы воспользоваться ситуацией;
3. у которых хватило ума и везения, чтобы не потерять все и не погибнуть или сесть.
Так вот, дамы и господа, на их месте поступили бы иначе только идиоты и трусы.
А вся та жажда справедливости, которая закипает в ваших сердцах при виде их домов, машин, яхт и телок; а также в ответ на их нежелание раздавать имущество всем сирым и убогим – есть не более, чем обычная зависть неудачников.

(no subject)

Большинство споров между сторонником диктатуры и сторонником свободомыслия можно свести к следующему диалогу:
-Людям нельзя давать свободу, потому что их тогда нельзя будет привести в пункт а.
-Почему? Потому, что они – непонимающие всей важности этого пункта идиоты. А раз так, то сами они туда не пойдут.
-Но если этот пункт нахер никому не нужен, зачем тогда туда идти?
-Ты – непонимающий этого дурак или понимающий, но не желающий того, чтобы люди туда пришли, враг?