October 29th, 2013

(no subject)

Политическое устройство Москвы тоже заслуживает нескольких слов.
Начну с того, что выборы здесь проходят путем СМС-голосования. Это значительно упрощает, а, следовательно, и удешевляет сам процесс. Законопроекты могут вносить любые граждане Москвы при помощи того же механизма СМС-самоуправления. Очередность рассмотрения законопроектов регулирует генератор случайных чисел. Он же вносит от лица депутатов при помощи специальной программы поправки, в случае принятия законопроекта в очередном чтении. Для того чтобы избежать коррупции в виде торговли голосами, этот же генератор определяет результаты голосования.
Подобное законотворчество позволяет принимать честные, принципиальные законы, лишенные той убийственной «мудрости», которыми нас регулярно радуют наши народные избранники.
Депутатами обычно избираются уроды, что, увы, не является исключением, но уроды особенные, специально выращиваемые для политической карьеры. Политиками здесь рождаются. Столичные виртуозы акушеры по просьбе родителей парой легких движений щипцами превращают обычного младенца в будущего избранника или даже мэра. Такой подход лишает серых безликих людей возможности прорываться в верхние эшелоны власти. У каждого депутата или министра свое индивидуальное лицо. Заседания мосгордумы транслируются по специальному телеканалу, и пользуются огромной популярностью. Зрелище уродов, ратующих за страну, надо сказать, является презабавным.
"В лабиринте версий"

(no subject)

Думаю, что святая инквизиция, царская охранка, ВЧК, НКВД и гестапо потеряли в изобретателе лавочек под окнами ценнейшего кадра, который, будь у него возможность, изобрел бы еще не одну не менее изощренную пытку.
Мой дорогой читатель, если у тебя есть враг, заслуживающий того, чтобы оказаться в аду при жизни, сделай так, чтобы под окном у него появилась лавочка, и уверяю тебя, после этого любой Освенцим покажется ему раем.
Пытка лавочкой похожа на одну из тех пыток, которые на первый взгляд могут показаться ерундой, шалостью, тогда как на деле... С лавочкой под окнами может сравниться только тихая, немного даже приятная мелодия, звучащая по 24 часа в сутки в одиночной камере или капающая по капле на голову через равные промежутки времени вода.
Экзекуцию начинают обычно старые грымзы, которым не спится уже с пяти часов утра. На улицу они выползают к шести, усаживаются на лавочку и начинают своими мерзкими голосами мусолить содержание какого-нибудь сериала, перемывать кости властям, или поливать грязью соседей.
Чуть позже лавочку оккупируют дети. Эти начинают по ней скакать, громко стучать мячом об стену и визжать, как будто их кто-то режет.
Детей обычно сменяют бабки, кажущиеся после этих маленьких чудовищ ангелами, или подростки. Последние вносят в пыточный репертуар сексуальную озабоченность, дебильное ржание и похабный мат.
Ближе к ночи контингент взрослеет. Появляется пиво, иногда травка, иногда секс.
Ночью упившиеся алкаши начинают выяснять отношения. Все это длится часов до пяти утра. А уже в шесть...
"В лабиринте версий"