December 7th, 2015

13 ИСТОРИЙ О ШИРОЧКЕ

Давно ли, недавно ли, далеко ли, близко ли жила-была девочка Широчка. Была она маленькой, худенькой и разговаривала нараспев. Жила с мамой, которая постоянно болела, а помогало маме только специальное бабушкино лекарство из маковой росы. За этим лекарством и послала мама Широчку к бабушке, а чтобы задобрить старушку, она испекла для той много-много вкусных пирожков.
Дорога к бабушке проходила через лес.
Идет Широчка по лесу, напевает песенку хриплым прокуренным голоском, по сторонам смотрит. В лесу столько всего интересного! Травка-муравка, цветочки, бабочки, птички поют… Всего и не перечислишь. Хорошо в лесу теплым летним утром! Идет себе Широчка, ни о чем не думает, кому думается в такую погоду? Вдруг выскакивает из леса страшный серый волк, и прямо на Широчку. Чуть с ног ее не сбил. Пролетел мимо и скрылся в кустах. Широчка от страха тоже нырнула в кусты. Сидит, зубами стучит, глаза закрыла - сильно напугал ее волк. А из леса тем временем выбежало много-много, больше десяти, мальчиков и девочек. Все в черных сандаликах, белых носочках, черных коротких штанишках и белых рубашках. На шеях красные косынки повязаны, в руках рогатки. Обступили кусты.
- Он там! Он там! - кричат, рогатками размахивают.
Из леса вышел еще один мальчик, чуть постарше других. Тоже в черных сандалиях, белых носочках, черных коротких штанишках, белой рубашечке. На шее - такая же красная косынка, а в руке рогатка. На груди - значок в виде красной пятиконечной звезды с изображением лысого дяденьки с бородой.
- Отряд стройся! - крикнул он командирским голосом.
Дети построились в одну шеренгу.
- Без команды не стрелять! Отряд! К борьбе с пережитком империализма будь готов!
- Всегда готов! - ответили хором дети и сделали странный жест рукой, как будто хотели почесать себе лоб.
- Отряд, целься!
Все направили рогатки в кусты, где сидела Широчка.
- Не надо, не стреляйте, - взмолилась Широчка. - Я не порождение империализма, я за лекарством для мамы иду.
- А как тебя зовут, девочка? - спросил мальчик со значком.
- Широчка, - ответила Широчка и заплакала.
- Не плачь, Широчка, - сказал ей мальчик со значком, - мы - пионеры, а пионеры не обижают маленьких девочек.
- Так вы пионеры? - спросила Широчка, успокаиваясь.
- Я - Паша Раскумаркин, - ответил мальчик со значком, - а это - мой пионерский отряд, - и они снова сделали знак ручкой.
- А что это вы руками делаете? – спросила, окончательно осмелев, Широчка.
- Это - наш пионерский салют, - гордо ответил Паша.
- А зачем? - спросила Широчка.
- Давай я тебе лучше волшебный лес покажу, - предложил вместо ответа Паша.
Далее: http://www.proza.ru/2013/05/29/1861
http://samlib.ru/m/majklow_w/obhjxrf.shtml
Купить за 27 рублей в форматах fb2 (214.5 kb), epub (820.1 kb), pdf (638 kb), txt (208.2 kb), rtf (725.1 kb) http://booksmarket.org/book/Valerii-Mihailov_Trinadtsat-istorii-o-Shirochke.html

ЗАПИСКИ НА ПОРТЯНКАХ



Это все лень - мать всех пороков. Хотя скорее не лень, а праздность, причем вынужденная. Завтра меня вызывает сам товарищ Сам. Когда мне сказали, что Сам хочет видеть именно меня, Ёбана Пишишкова, я как будто стакан первача засосал, причем натощак и без закуски. Но это завтра, а сейчас уже 11 часов ночи, пора ложиться, но на меня напал Кондратий, и теперь я ни за что не усну.
Меня зовут Ебан Пшишков. Я пишу свою историю огрызком карандаша на портянках, вернее на портянке, но одной будет недостаточно. Портянки я только что снял вместе с сапогами, пусть ноги отдохнут. И навевает на меня портянка воображение, будто это вовсе и не портянка, а древнеегипетский папирус, и пахнет он нее вовсе не крепким потом мужских ног, а самой Историей. А как, по-вашему, пахнет история? Раскопают когда-нибудь мои портянки, и будет для них это запахом времени. Писали, скажут они, в том веке на длинных тряпках огрызками карандашей, и будут этому детей учить в школе. И придется детям заучивать эти записки, как памятник культуры нашего времени.
Как я уже говорил, зовут меня Ебан Пшишков. Мои родители приехали жить в Россию, когда меня еще в проекте не было. Окрестил меня Ебаном отец в честь деда. Кроме имени от отца у меня ничего не осталось, так как умер он еще до моего рождения. А имя… Может там, на далекой Родине Ебан и хорошее имя, но в нашем захолустном городенке Колосистый Губернской губернии оно тут же превратилось в имя прилагательное, к которому все кому ни лень стали прилагать самые нелицеприятные подробности, которых отродясь в моей биографии не было. Так в России я стал Ебаным Пшишковым. Друзей у меня не было, а девчонки обходили меня десятой дорогой. Кому охота на всю деревню прослыть Ебаной невестой?
Классовое сознание появилось у меня уже в детстве. Как я уже говорил, отца у меня практически не было, и жили мы вдвоем с матерью. Мать у меня была красивой. И не потому, что она моя мама, а значит самая красивая, нет, мама действительно была красивой, и в то время, о котором я хочу рассказать, она еще не была раздавлена тяжелой работой. А ей приходилось целыми днями гнуть спину, чтобы прокормить нас и дать мне хоть самое маленькое образование.
В тот день отменили уроки. С полными штанами счастья я примчался домой. Мать вернется только вечером, и можно целый день делать что угодно. Каково же было мое удивление, когда я увидел горячий самовар (из него шел пар) и тарелку вкусных (мама умела готовить) пирожков. А вот и мама. Она выбежала из своей спальни с глупой улыбкой на лице, и то и дело поправляла платье.
- А у нас уроков нет! - выпалил я, - можно целый день быть дома!
- Может, на речку сходишь? - неуверенно спросила она.
- Какая речка, мама, апрель месяц.
- И то верно. Может, пойдешь с друзьями поиграешь?
- У меня нет друзей, и ты это прекрасно знаешь.
- Тогда сходи на ярмарку. Ты же просил меня…
- Мама, ярмарка была на прошлой неделе.
Вдруг из маминой из спальни кривоногий и хромой выбегает Умывальников - мамин начальник и качает головой:
- Ай-яй-яй! Вы только на него посмотрите! Не умытый, не чесаный, не бритый (а где он, интересно, встречал бреющихся детей?), а уже готов на печь завалиться! А ну быстро дуй отсюда, и пока не приведешь себя в порядок, чтобы и духа твоего тут не было!
- Мама, а чего это он тут раскомандовался? – обиженно спросил я и совсем уже напрасно добавил: - Дома пусть командует.
Лицо Умывальникова наливалось кровью точно комариное брюшко.
- Ах ты паршивец! Ты еще огрызаться будешь! А ну марш отсюда, пока я тебя не растоптал как тлю!
И он, словно носорог перед атакой яростно затопал своими кривыми ножищами.
Читать: http://www.proza.ru/2015/01/11/894
http://samlib.ru/m/majklow_w/pfgbcrb.shtml
Скачать за 27 рублей в форматах fb2 (108.3 kb), epub (56 kb), pdf (263.6 kb), txt (105.2 kb), rtf (435.8 kb) http://booksmarket.org/book/Valerii-Mihailov_Zapiski-na-portyankah.html

(no subject)

Сидит охеревший мыш на унитазе, дуется и приговаривает:
-Выходи, Леопольд. Выходи, подлый трус.

Любовница не роскошь, а средство телодвижения.

Интересно, "Царевну-лягушку" наркоконтроль еще не запретил?