December 1st, 2016

О БЕДНОМ НАРОДЕ

В некой социальной группе существует легенда о том, что во время приватизации был обманут и обворован группой власть имущих негодяев-перестройщиков российский многострадальный народ. Эта легенда показалась мне достаточно забавной, чтобы о ней поговорить.
Начну с «народа». Это слово означает общность людей, населяющую ту или иную территорию (разговорно-бытовые варианты типа: «Народ, пошли пивка хряпнем», - мы сейчас не рассматриваем). Чаще всего – население какой-либо страны. Но с одним весьма существенным «но». Если слово «население» вызывает у людей ассоциацию с энным количеством разных людей, то слово «народ» подразумевает, что это энное количество людей является неким монолитным образованием или метаорганизмом. Это свойство «народа» превращает его в философско-воображаемую, существующую исключительно в идеальной, в смысле воображаемой реальности, там же, где обитает среднестатистический человек, идеальный круг, платоновские архетипы и прочая подобная хрень. В нашем материальном мире существуют отдельные люди и взаимоотношения между ними.
Чаще всего используется слово «народ» в 3 случаях:
1. Когда речь идет о каком-то общем для основной массы принадлежащих к описываемому народу людей свойстве. Например, скифы были кочевниками;
2. Когда нет понимания границы между воображаемым и реальным миром. Например, обманутый перестройщиками народ;
3. Когда надо развести непонимающих разницу между реальным и воображаемым миром лохов. Сюда следует отнести все рассуждения о том, что, раз ты принадлежишь к такому-то народу, ты должен ___________.
Теперь можно перейти к «ограблению». Степень корректности использования именно этого термина в данном случае не имеет значения, поэтому предлагаю перейти к сути самого процесса. А он подразумевает отъем обманно-насильственным способом некой собственности.
Согласно рассматриваемой нами легенде некая собственность, которая была у народа, перешла в руки группе перестройщиков, которые, кстати, тоже являлись частью «ограбленного» ими народа, что уже означает, что вместо «ограбления» народа было перераспределение собственности внутри этого народа, и народ ограблен не был.
Это была шутка. Но реальность еще смешней: Будучи явлением воображаемым, народ мог что-то иметь исключительно в воображаемой реальности. И там ему принадлежало все. Об этом было написано в имеющей крайне косвенное отношение к реальной жизни бумаге с названием «Конституция». О чем во времена СССР со всех щелей пафосно сообщали работники пропагандистской отрасли.
Прежде, чем перейти к разговору о том, что и кому принадлежало в мире материальном, давайте рассмотрим сам факт принадлежности, так как именно непонимание даже самых элементарных вещей в вопросах собственности и заставляет людей верить в подобные легенды.
Я, например, владею ноутбуком, на котором печатаю этот текст. Я могу им пользоваться, могу подарить, продать, сдать в аренду, передать по наследству, выкинуть, сломать и так далее, потому что он полностью мой. Если бы у меня были акции какого-нибудь «Газпрома», я был бы его совладельцем, то есть обладал частью коллективной собственности. В зависимости от размера этой собственности, я бы получал дивиденды и мог влиять на работу «Газпрома» путем голосования на собраниях акционеров. Кроме этого я мог бы продать, подарить или передать по наследству свои акции. Другими словами, человек в той степени чем-то владеет, в какой может этим распоряжаться.
Будучи явлением воображаемым, народ, как таковой, не мог распоряжаться ничем, а то, что на бумаге принадлежало ему, было распределено следующим образом:
Фактически всем в стране, включая ее население, распоряжался верховный партийный босс (диктатор), который управлял страной через вассальную пирамиду. От традиционного феодализма (а социализм – это вариация на тему феодализма) этот порядок управления страной отличался лишь тем, что социальный статус и прилагающиеся к нему блага были закреплены не за самими людьми (частная собственность), а за должностями (аналог аренды). В результате человек пользовался властью и благами до тех пор, пока занимал свою должность.
Непосредственно человеку мог принадлежать лишь некий минимум в виде шмотья, бытовой техники, дачи и машины, так как даже большая часть жилья была государственной, и люди его арендовали после того, как государство милостиво позволяло им это сделать. А так как приватизация не распространялась ни на что из того, что принадлежало людям, они в результате не потеряли ничего. Более того, кроме ваучера, за который можно было получить какие-то деньги, каждый ответственный квартиросъемщик смог бесплатно получить в собственность свою квартиру и земельный участок, а колхозники – еще и земельные паи.
Так что единственным «ограбленным» объектом оказалась феодальная пирамида советской коммунистической власти, которая вообще не была человеком.
Последующие годы показали, кто на что способен. Одни поднялись, другие погибли, третьи остались с тем, что у них было в годы СССР, то есть ни с чем. И теперь некие разводилы кормятся за их счет байками о том, что они оказались у разбитого корыта не потому, что вели себя, как лохи, а в результате ограбления народа, у которого было все, «забывая» сказать, что это все было лишь в воображаемом мире идеальных вещей.
И теперь эти лохи, подпевая разводилам, несут чушь о пересмотре результатов «грабительской» приватизации, в результате которой у них якобы что-то отняли.
Думаю, желание этих людей стоило бы удовлетворить путем частичного пересмотра результата приватизации, а именно всех призывающих к такому пересмотру обязать вернуть в государственную казну стоимость ваучера в пересчете на нынешние деньги и рыночную стоимость полученного в собственность в результате приватизации жилья.
Но забавней всего здесь то, что любители подобного рода пересмотров результатов не понимают главного: при любом раскладе они останутся у разбитого корыта, так как были и продолжают оставаться неспособными отличить реальное от воображаемого лохами, и что работать надо над собой и своей способностью адаптироваться к реальности, а не искать виноватых в далеком прошлом, в Америке или иных (рептильных) формах жизни.
Господь Валерий. Специально для Шизофренического Вестника Имени Бреда Пита.