November 5th, 2017

(no subject)

С учетом того, что наши древние деды были падальщиками, поиск пропитания в мусорных контейнерах – весьма скрепоносное занятие.

Сердце красавицы!
Груди красавицы!
Печень красавицы!
Мякоть красавицы!
Ария торговца из оперы "Пир Каннибалов"

Искусство быть Иа

Если выхода реально нет, значит ты не в жопе.

СОВРЕМЕННЫЙ КРИЗИС, КАК МЕЖВИДОВОЙ КОНФЛИКТ

Думаю, сегодня мы имеем удовольствие наблюдать кризис, сопоставимый по своей значимости для человечества с поставившим крест на господстве динозавров визитом астероида. На этот раз виновником торжества стало готовое принципиально изменить среду нашего обитания развитие технологий, что в свою очередь возведет на «пищевой трон» принципиально новый в плане менталитета вид человека.
Дело в том, что до сегодняшнего дня правил бал человек стадный или человек с мы-мышлением, который определяет себя по множеству принадлежностей к тем или иным группам (стадам) людей. Так на вопрос: «Кто ты?» - он ответит перечислением тех групп, к которым принадлежит. Например, скажет, что он русский, врач, интеллигент, православный, из такой-то семьи и так далее. Для него характерны фразы типа «мы выиграли войну» или «мы взяли столько-то там медалей на олимпиаде», или «у нас с украинцами…». Для мы-мыслящих это не пустые слова, так как человек для них – это сумма групп, к которым он принадлежит. Развития такого мышления диктовалось правилами игры в выживание. Буквально до сегодняшнего дня.
Теперь же для выживания больше не нужно прятаться за другими, так как современные технологии и взрастающая на них экономика перестает нуждается в таких стадных образованиях, как государство, нация, семья, да и само географическое положение человека перестает играть определяющую роль в его работе или судьбе. Что же до производства, то оно и сейчас уже не нуждается в гигантских заводах с большим количеством людей, которые существуют только лишь потому, что этих людей надо как-то обустраивать.
Изменение правил игры приводит к изменению необходимой для выживания ментальности, и на смену стадному приходит человек индивидуальный, который определяет себя, как я – это я. Остальные важны для него ровно настолько, насколько влияют на его жизнь. Как и мы-человек, я-человек тоже вступает в группы, но лишь для того, чтобы решать с другими общие для всех членов группы задачи. Причем отношения в таких группах он строит на уровне деловых взаимовыгодных соглашений. Он может рисковать, но никогда не станет жертвовать собой или своими интересами ради интересов других, а та же Родина для него не более чем среда обитания, которая чем привлекательней, тем Родинестей. Поэтому в отличие от стадной публики его никогда не будут восхищать люди типа Януша Корчака.
Семья для него тоже не более чем правила игры. Разумеется, он способен на долгие сексуальные отношения и может быть прекрасным родителем, но сам штамп в паспорте и кольцо на пальце для него значат не больше, чем любой имущественный договор.
В результате его мир можно представить в виде нескольких концентрических кругов. В центре его вселенной находится он сам. Затем идут действительно близкие люди (а не родственники по крови, с которыми близости как таковой вообще может не быть). Затем деловые партнеры, те, с кем он добывает средства к существованию. Затем соседи, с которыми ему нужно сосуществовать. А затем уже все остальные, до которых ему нет никакого дела.
Поэтому тот же Крым для него является либо причиной исчезновения многих импортных товаров и роста цен на все остальное, либо источником дохода, если он там что-то имеет. Все остальное ему неважно.
Что же до человека стадного, то для него индивидуалистическая среда обитания с ее правилами смерти подобна. Ведь если он перестанет быть частью стада, он автоматически превратится в ничто в плане самоопределения. Поэтому во все стадные времена изгнание из стада считалось крайне тяжелым наказанием, сопоставимым со смертной казнью. Плюс к этому в стадном человеке работает инстинкт, который заставляет видеть в каждом «отщепенце», а я-человек для него именно отщепенец, угрозу виду, требующую либо изгнания, либо уничтожения. Такой инстинкт есть у всех стадных животных. Обычно он проявляется в забивании насмерть слабых и уродливых особей.
Чтобы предотвратить свою гибель стадные люди (осознанно или нет) пытаются всеми силами затормозить дальнейший прогресс, используя для этого всевозможные «скрепы», левачество и прочие стадные штучки. Вот только эволюция не та вещь, которую можно повернуть вспять.
И тут возможны несколько вариантов развития событий:
1. Отбрасывание человечества обратно в стадные времена в результате ядерной войны или иного подобного ей катаклизма;
2. Ликвидация тем или иным способом стада, как такового.
3. Разделение мира на прогрессивно-индивидуалистический и «традиционный» стадный с постоянными конфликтами между ними.
Господь Валерий. Специально для Шизофренического Вестника Имени Бреда Пита.

(no subject)

Сегодня умер двоюродный брат Вова. Хороший был человек. Не потому что о мертвых... а действительно хороший. Мне он был действительно братом.