dzenterrorist (dzenterrorist) wrote,
dzenterrorist
dzenterrorist

Пасмурным вечером липкое время
Из незакрытого крана сбегало.
Дождь моросил, и стыдливо, по-бабски,
Пряталось солнце под туч одеяло.

Там, где венчался закат с зарей,
Где-то на самом земли крае,
Ветер, как властный хозяин
Нежной рукой ночь раздевает.
Та же, кокетливо отстраняясь,
Бьется в объятьях, как девка распутная.

Я вышел на улицу покурить.
В пьяном бахвальстве Земля огрызалась.
Дождю молодому шептала: “Иди.
Я буду тебя целовать без усталости”.

А на вокзале толпится народ,
Стойко сражаясь за место в вагоне
Поезда, что идет на восход.
Туда, где встает смазливое солнце.

Бравый полковник кричит: “Господа!
Пропал машинист, и состав не поедет.
Пришлите ко мне полкового врача,
А всем остальным предъявить документы.

Кто с нами – смелее, два шага вперед.
Я выведу вас в ближайшее утро”.
Но все рассмеялись, а кто-то сказал:
“Маэстро, сначала на блюдечке чудо”.

1989




“Хлеба и зрелищ!” – Кричали в Риме.
О революциях пели в Европе.
Крики, кричишки, кричища выводили
Симфонию для Рояля и Города.

А старикашка, забывший очки дома,
Дирижировал невпопад.
Все смеялись и говорили: “Чудак”.
Хотя при встрече называли богом.

А бог – он живет за углом.
У бога уютный приличный дом.
Он пишет теперь мемуары о том,
Как трудно быть богом.

1989


Трижды по тридцать
Стремительно быстрых.
Трижды по тридцать
В водовороте.
Что-то упало
И…
Безвозвратно.
Точно картинка на обороте.
В тихом укладе последних трамваев
Или укоре…
О вкусах не спорят,
Если не просят взаймы.
Мы?
Что может быть проще
Или порожней,
Или по роже,
Что тоже не так.
Трижды по тридцать отчаянно спорят,
Где скорость не скроет
Слово,
Как пуля в затылок.
Антракт.
1989


Давным-давно,
Томясь бездельем
И проклиная перепой,
Ворочаясь без сна в постели,
Бог создал пиво…
Черт – любовь.
1987


Ночь…
Город стекает по клавишам…
Дождь…
Голос Рояля и Города сон…
Медленно, такт за тактом,
Он
Течет в корзину для бумаг…
Шаг…
Время потушенных сигарет…
Снег…
Или может быть старт…
Спи,
Маленький плут,
Дитя Города и Рояля
Той ночи, когда
Утром не глядя друг другу в глаза…
Пауза…
Новый аккорд…
Снова слеза…
Белый и черный клавишей бег…
Зажатый бетоном в прямые линии берег…
Спи,
Дитя недокуренной вечности,
Город горек в своей бесконечности
Дня…
Спи,
Еще не готова,
Еще не стала чашей река,
Еще не устала от ласок услад
Ночь…

1997


Ты не выйдешь меня встречать.
Ты не будешь смотреть в окно.
У тебя не горит свеча.
Заколочена дверь давно.

Третий день, как трава не расти.
Третий год, как с гуся вода.
Третий век, как к тебе не дойти.
Третий век, как не помню куда.

Уже поздно – ложимся спать.
Только зябко – пустая постель.
Только завтра – по сердцу сталь,
Столь нежданный бродяга-день.

1998


Я не помню вчерашних рифм.
В голове лишь туманный след.
Может, был, как всегда, шедевр.
Может просто какой-то бред.

1999



Ночь сыграет как по нотам.
Как в немом кино.
Пулеметклавиаккорды,
Ножик под ребро.

Я сижу в трусах на кухне.
Точки… Строчек нет.
Пляшет пошленькая рифма
В дымке сигарет.

Погадает ночь на картах,
Лишь позолоти.
И на тройке с бубенцами,
Боже помоги.

Утопить лицо в подушке,
Получив вопрос
На ответ: какого черта
И кого принес.

В клетках пели патриоты
О людской судьбе,
О бескрайнем синем море,
Чудо-корабле.

Он летит себе по волнам
Беззаботно в даль.
Ничего ему не надо,
Никого не жаль.

В покер режутся матросы.
Пьяный капитан.
Карты выброшены в море.
Позабыт штурвал.

Только мне не снится образ.
В сердце тишина.
Пляшет пошленькая рифма
Вдрыбаган пьяна.

Мчится тройка удалая,
Улетая прочь.
Лишь твое лицо окурком
Прожигает ночь.

Нагадай-ка мне дорогу,
Чтоб в конце пути…
Где-то цокают копыта,
Словно каблучки.

Убегает ночь сквозь пальцы,
Как сухой песок.
Смолкла песня удалая
Выстрелом в висок.

Словно спелых вишен соком…
Занавес упал.
Сумасшедший от восторга
Рукоплещет зал.

Потекло вино на скатерть.
Чаша через край.
Я приду к тебе сегодня,
Дверь не закрывай.

Все плывет перед глазами,
Словно по реке.
Подгоняемый рассветом
Я иду к тебе.


1998
Мы с тобой – виртуальное танго,
Две звезды, пропахавшие небо,
Одного поля волчие ягоды,
Как две пули, взорвавшие тело,

Как две капли смертельного яда,
Две волны, сокрушающих берег,
Как два дерева райского сада,
Два билета куда-то на север.

Только жили мы в разное время
И на разных, наверно, планетах.
Мы с тобой – безнадежное танго,
Две любви, затерявшихся где-то.

1999
Subscribe

  • (no subject)

    Сдается мне, что прогресс затрагивает массовое сознание людей исключительно на уровне навыков. Что же до основ мышления… Взять хотя бы отношение к…

  • (no subject)

    Никогда не пробовал говорить «аум» вместо «вот блядь» и прочих аналогов. А зря. Надо попробовать.

  • (no subject)

    Однажды Сережа лег спать не в 11, как обычно, а в 3. Так он поучаствовал в борьбе с режимом.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments