Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

(no subject)

Думаю, было бы прикольно, если бы умершего человека кремировали, а потом его прах перемешивали с землей, затем либо помещали бы в цветочный горшок, куда сажали бы комнатное растение, либо во дворе или в специальном месте сажали куст или дерево. В результате растение, впитывая в себя плоть покойника, становилось бы его живым памятником. Да и кладбища без всех этих нагромождений надгробий и оградок выглядели бы значительно более привлекательно.

ЕЩЕ ОДНО ПРОЗРЕНИЕ

Когда пиндосы стали на колени перед неграми, я охуел, еще и потому что, как правильно заметил Невзоров, они тем самым разрушили представление о Западе, как об ориентире, на который стоит ровняться. Однако сегодня меня вдруг осенило: в принципе-то, люди всегда поклонялись всякой хуйне типа животных, растений, камней и всевозможных уродцев с кучей голов, рук, ног и вообще собранных из разных созданий. Так что по большому счету в негропоклонении нет ничего особого.

МИМИКРИЯ

Планета сразу показалась мне подозрительной, да и как иначе, если температурные условия там, как на Земле; воздух пригодный для дыхания; реки, озера, моря, океаны полны жидкой воды. В атмосфере 20% кислорода. Никаких опасных излучений... Не планета, а рай, но только совершенно безжизненный рай. Без малейших признаков зарождающейся или погибшей жизни. Как показывала практика, просто так необитаемыми такие планеты быть не могут.
Решив не искушать судьбу, я активировал протокол безопасности высшего уровня, благодаря чему стал врагом персонала нашей геолого-разведывательной станции, состоящего из 8 геологов, врача и биолога в одном флаконе, инженера, он же начальник станции, и меня, начальника службы безопасности.
Полностью бесплатно здесь: https://zen.yandex.ru/media/id/5e0dff6592414d00b1feafb7/mimikriia-5ef3efdea0957563b5b3328e

КОГДА ЦВЕТЕТ ПАПОРОТНИК

Рассказ из книги «Рассказы и сказки для взрослых»
В одном царстве-государстве жил Иван по прозвищу Дурак. Не то, чтобы он был сильно уж идиотом, но и умным назвать его было нельзя, та как к чинам он не стремился; трудиться ради богатства от зари до зари не хотел; семьей обзаводиться тоже не желал. Жил он, как живется, и все тосковал по чему-то этакому, чего не мог даже назвать.
Как-то раз отдыхал он на печи, когда к нему в дверь постучался странник. Был он человеком преклонных лет, выглядел уставшим. А на спине нес завязанную в сетку целую кучу хлама.
- Дай воды напиться, мил человек, - попросил он, когда Иван открыл дверь.
- А ты не хочешь войти, скинуть свою поклажу и отдохнуть? – спросил Иван.
Тогда нравы были иными, и люди охотно пускали к себе незнакомцев отдохнуть и даже переночевать.
- Я бы с радостью, - ответил странник, - но я настолько сросся со своей поклажей, что не могу ее снять, а если и сниму, то боюсь, что не срастусь с ней больше.
- А зачем тебе этот хлам? – удивился Иван.
- В том, что ты назвал хламом, вся моя жизнь, и каждая вещь – это память о человеке или о важном событии, которое я не могу, не имею права забыть. Я должен нести этот груз по жизни, ведь без него я буду уже не собой, а Иваном, родства непомнящим.
- Ну тогда отдохни, не снимая свою кладь, - предложил удивленный Иван.
- Не могу, - ответил странник. - У меня есть долг, и совсем уже нет времени. Так что я должен идти. Поэтому дай мне воды, если не жалко и не задерживай меня больше разговором.
- Хорошо, - сказал Иван, и проснулся.
Он лежал на печи, а его будил царский гонец.
Полностью бесплатно здесь: https://zen.yandex.ru/media/id/5e0dff6592414d00b1feafb7/kogda-cvetet-paporotnik-5eeea1ceb1f82762d5235c69

УЯЗВИМОСТЬ

Традиционный пятничный рассказ:
Вова медленно, стараясь не шуметь, шел по пещере, ориентируясь на Ее пение. Он понимал, что Она знает все о каждом его шаге, но страх заставлял его искать безопасность в пусть даже иллюзорной осторожности. Пещера была сухой и просторной. Освещали ее стоявшие в приделанных к стенам подставках факелы, но их пламя, как и порожденные им тени, только сбивали Вову с панталыку, так и норовя завести его в один из множества боковых проходов, чтобы он затерялся там навсегда, или столкнуть в провал в полу, которые здесь нет-нет, да встречались. Временами непонятно откуда взявшийся гул и шорох невидимых обитателей пещеры заглушал Ее голос, и Вове приходилось останавливаться.
Голос у Нее был прекрасный. Сильный, сочный, неземной… Он проникал в самые потаенные глубины души, опьяняя настолько, что Вове пару раз пришлось даже резать себя до крови мечом и посыпать раны солью.
Наконец, после очередного поворота Вова увидел Ее. Прекрасная, как и Ее голос, Она, казалось, была сотканной из лучей света женственностью в ее чистом виде. Одного взгляда на Нее было достаточно, чтобы полностью оказаться в Ее власти.
-Иди ко мне, - негромко позвала Она, и Вове пришлось собрать в кулак всю свою волю, чтобы не пасть к Ее прекрасным ногам.
Стараясь из последних сил, он отвел от Нее взгляд и посмотрел на Ее отражение на лезвии меча. Увидев там отвратительную демоницу с пустыми глазницами и кишащими в мертвом, беззубом рту червями, он полностью освободился от чар, и теперь Она была в его власти, еще не понимая того, что настали последние секунды ее жизни. Один взмах меча, и… Вова проснулся.
Он стоял у постели дочери с занесенным для удара кухонным ножом. Еще одно мгновение… Он даже думать не хотел о том, что могло бы произойти. К счастью, Валя, как всегда, спала крепко, и Вова смог уйти, не разбудив ее.
Полностью: https://www.proza.ru/2017/12/14/1595
http://samlib.ru/m/majklow_w/ezpdbvjcnm.shtml
Приятного чтения

О «ЖЕРТВУЮЩИХ СОБОЙ»

Как часто приходится сталкиваться с теми, кто «пожертвовал собой» ради кого-то или готов это сделать. Далеким от понимания этой «жертвенности» людям подобная самоотверженность может показаться возвышенной и благородной, тогда как на деле «жертвующий собой» - крайне опасный для того, ради кого он собой жертвует, паразит.
Есть такое растение: фикус. В цветочном горшке он выглядит безобидно, но в дикой природе – это растение убийца. Его семена разносят птицы в своем помете. Попав на другое дерево, фикус плотно опутывает его своими корнями, и оно, не имея возможности расти, погибает. В результате фикус сначала использует его для опоры, а потом и в качестве подкормки.
«Жертвующий собой» - это человек-фикус, который под видом самоотверженной заботы буквально душит свою жертву, превращая свою «заботу» в психологическую тюрьму, так как главная задача (зачастую не осознаваемая самим паразитом) такой заботы – лишить жертву навыков самостоятельного существования, так как в этом случае она не будет нуждаться в чьем-либо «жертвовании собой».
Сам же «жертвующий собой» не может существовать без этого «жертвования», так как подобным образом он компенсирую никчемность собственной жизни, потому что в силу его невротических установок (а «жертвующий собой» – это всегда невротик) ему проще, присосавшись к другому человеку, жить чужой жизнью за другого человека, нежели создавать свою. Плюс такие приятные бонусы, как общественная поддержка и возможность периодически играть на чувствах своей жертвы: «Я ради тебя пожертвовал(а) собой, а ты!..». Опять же, в основе самопожертвования или самоотверженности лежит готовность пожертвовать собой или даже себя отвергнуть, о чем говорят сами названия этих вещей. Жертвуем мы тем, что наименее ценно, а отвергаем вообще всякую дрянь, и если кто-то готов собой пожертвовать или себя отвергнуть, значит в глубине души он относится к себе соответствующим образом. Что еще раз доказывает, что такие люди нуждаются в серьезной психологической помощи, а не заслуживают оваций и одобрений.
Так что держитесь от тех, кто готов «пожертвовать собой» как можно дальше, а, поймав себя на такой готовности, немедленно обращайтесь за помощью к хорошему специалисту.

(no subject)

Сегодня мне приснился довольно-таки символический сон. Это была конная погоня. Юная разбойница убегала от преследователей по узкой дороге между скалой и пропастью. За ней гналось несколько полицейских. Когда полицейские показались и впереди, она повернула лошадь и начала подниматься вверх по почти отвесной скале. Преследователи последовали за ней. Когда разбойница была почти у самой вершины, скала превратилась в стеллаж с книгами, и разбойница юркнула в небольшой просвет между книгами, навсегда затерявшись среди бесчисленного количества страниц.

СЛУГА ДЬЯВОЛА

Взрыв, а затем и автоматные очереди заставили меня буквально выпрыгнуть из постели. Вскочив на ноги, я, наверно, с десятой попытки трясущейся от волнения рукой включил свет и принялся второпях одеваться. Руки были совсем чужими и не хотели меня слушаться. Пуговицы не желали проходить сквозь петельки, а шнурки на туфлях так и норовили запутаться и завязаться каким-то сюрреалистически-морским узлом. Наконец, мне удалось одеться, и я, сев на край кровати, нервно закурил от страха.
В последний раз нечто похожее происходило со мной в теперь уже далекие девяностые годы на военных сборах в институте. Нас, студентов пятого курса двух институтов, разместили в двух палатках на бывшем аэродроме или полигоне в ущелье Шали. Это в сорока километрах от Грозного. Место, надо сказать, было великолепное: Горная речка, лес, трава в мой рост, ежевика чуть ли не с арбуз, ореховый сад… Правда, шалы в Шалях не было. Ближайшее жилье, - военный городок и танковая с пехотной учебки, - в пяти километрах от нас. Между нами и городком запретка – охраняемые часовыми склады. Причем часовые совсем не мешали нам срезать путь по запретке, когда надо было купить жратвы в военном городке. За жратвой мы бегали постоянно, так как кормили нас ужасно. Не даром местная поговорка гласит: «Кто был в Шалях, тому Бухенвальд не страшен». В принципе рай, если бы не офицерье с их милитаристическими тупизмами.
К концу нашего милитари месячника в стране случился путч ГКЧП. Нам, разумеется, никто ничего не сказал, - у нас же принято хранить все в тайне от всех, кроме врага… В общем нежданно-негаданно часовые на запретке вдруг начали орать: «Стой, кто идет!»; вокруг военного городка выставили БМП в круговую оборону; а ночью мимо нас на Грозный прошла колонна танков…
Еще через пару дней по ночам начали стрелять. Только тогда счастливые от переизбытка гордости за ГКЧПистов и переизбытка водки в организме офицеры объявили нам о том, что с антинародной перестройкой, наконец-то покончено, и что ночью был обстрелян пост, и двое часовых были ранены. После этого дабы не провоцировать местное население, офицеров перевели ночевать в воинскую часть, а нас оставили одних в лесу на съедение чеченцам…
Ко мне в комнату ворвался начальник охраны. Несмотря на все его попытки скорчить физиономию в духе «все под контролем», было видно, что он тоже боится.
- Что там у вас? – спросил я.
- Вооруженное нападение. Вам нужно уходить. Долго мы не продержимся.
- Десять минут дадите?
- Думаю, минут на тридцать нас хватит.
- Дайте мне десять. А потом уходите. Лишние жертвы никому не нужны.
- Оружие есть?
- Откуда?
- Тогда держите, - он положил на тумбочку автоматический пистолет и пару обойм. - Пользоваться умеете?
- Немного. Стрелял на сборах.
- Все ж лучше, чем ничего.
- Да поможет вам ад.
- Да пребудет Тьма на вашей стороне.
Когда он вышел из комнаты, я сунул пистолет в карман куртки, выбежал в коридор и помчался в сторону детской.
Окна в комнате сученыша не были зашторены, и в ней было достаточно светло от освещающих двор фонарей. Он сидел в своей кроватке и, казалось, о чем-то думал, не обращая внимания на стрельбу. Наверно, он был единственным человеком в доме, который ничуть не боялся.
- Господин, нам нужно уходить, - выпалил я, вбежав в его комнату.
Любого другого гаденыша его лет я бы просто схватил в охапку без всяких объяснений, но эта тварь вполне могла приказать пристрелить меня первому встречному охраннику, и тот, не задумываясь, выполнил бы приказ.
- Ты что, настолько напуган, что у тебя не гнутся колени? – спросил он.
- Простите, господин, - я бухнулся перед ним на колени. - Обстановка требует немедленной вашей эвакуации.
- Ты что, не веришь в силу моего отца? – грозно спросил он.
- Верю, господин, иначе меня бы здесь не было.
- Не ври мне, брехливая тварь! Если бы ты верил, ты не трясся бы сейчас от страха!
«Наверно позже, если я переживу этот день, я буду смеяться над комизмом этой ситуации», - подумал я.
- Но господин, сила вашего отца еще не в полной мере раскрылась в вас, поэтому мы и призваны им служить вам и охранять вас… - выдал я вслух.
- Ты просто никчемный раб! Зря я тогда позволил тебе стать моим рабом…
- Ладно, урод, хрен с тобой! – не выдержал я, и пока он офигевал от неожиданности, достал из кармана шприц, воткнул ему в живот и впрыснул содержимое в его тельце. Он отключился буквально через секунду. Тогда я схватил его в охапку и бросился прочь. Сначала направо по коридору, затем вниз по лестнице.
У входа в подвал нас ждал начальник охраны с двумя бойцами.
- Что с ним? – спросил он, видя, что сученыш лежит у меня на руках мертвым грузом.
- Все в порядке. Он спит.
- Спит? – не поверил начальник охраны.
- Спит. Я дал ему успокоительное.
- Ладно, поспешите. Прокопенко и Цибуня вас прикроют.
Упрашивать меня не было необходимости. Едва он дал нам благословение, я бросился в подвал. Прокопенко с Цибуней последовали за мной. В подвале они открыли потайную дверь и почтительно встали по обе стороны от входа.
- Да поможет вам ад, - сказал я им на прощанье.
- Да пребудет Тьма на вашей стороне, - ответили они.
- Он благословляет вас, - добавил я после небольшой паузы, затем вошел в потайной грот, который шел к подземной реке, выходившей на поверхность в другой части острова.
Через минуту мы были уже возле реки. Там нас ждала резиновая лодка с мотором. Я положил ребенка в лодку, забрался сам, включил фонарь на носу лодки, завел мотор, и осторожно повел лодку по узкому постоянно петляющему руслу подземной реки. Еще через несколько минут погремел взрыв, заваливший вход в пещеру.
А еще через минуту я увидел на стене заветную надпись: «Здесь были Микола и Крот». Я схватил ребенка, зажал ему рот и нос рукой и спрыгнул с лодки. Вещи и оружие остались в ней.
Как мне и обещали, под надписью был небольшой подводный грот, который вывел меня в освещенную какой-то светящейся гнилостным светом дрянью, пещеру. Там, как и было обещано, лежали сухие вещи.
Переодевшись и переодев мальчишку, я сел, облокотился о каменную стену и задумался. Сильно хотелось курить, но сигарет не было.
Мальчишка был у меня. И что дальше? В моей голове вертелись три сценария возможного развития событий, и в каждом из них меня ждала та или иная смерть…
Полностью читайте здесь:
https://ridero.ru/books/vseh_kto_kupit_ehtu_knigu_zhdet_udacha/

(no subject)

Было у отца 3 сына:
Старший - так себе детина.
Средний сын - почти дебил.
Младший - Путина любил.

Если бы Конни сделала карьеру Инцитата, в думе появилось бы разумное существо.

В России здравоохранение играет примерно ту же роль, что и хищники в дикой природе.

А не в результате ли скрещивания с половцами россияне превратились в полуовец?

Знание таких слов, как "карма", "энергия", "информация", "поле", "сакральный" и "медитация" позволяет нести с умным видом полнейшую чушь.