Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

(no subject)

Останавливает меня в Мухиной балке мужик среднепенсионного возраста и спрашивает:
-Простите, что лезу не в свое дело, но зачем вы так делаете руками?
Я шел с утяжелителями и делал взмахи руками как при строевой ходьбе.
-Это спорт такой, - отвечаю.
-Ну какой же это спорт. Спорт – это вот… - делает пару движений из классической разминки. – А то, что вы делаете, это – издевательство какое-то. Вы проспорили, или вас зачем-то кто-то заставляет?
-Да ничто меня не заставляет, - растерялся я от такого поворота.
-Я не знаю, зачем вы меня обманываете, и кто заставляет вас это сделать, но вы хоть в полицию обратитесь.
-Да не нужна мне полиция.
-Я понимаю, вы боитесь. Так не надо бояться, в полиции разберутся и вас защитят.
Из книги «Лечиться или выздоравливать?»
https://ridero.ru/books/lechitsya_ili_vyzdoravlivat/

ЗНАКОМЬТЕСЬ: «ГОСПОДЬ И ПОКОЙНИК»

В сборник вошли повести и рассказы, героям которых пришлось столкнуться с бездной, где гостя ждут самые потаенные страхи. Там ему приходится посмотреть в глаза бытия, не прикрытого покрывалом обыденности. Того, у кого нет жезла интуиции, чаши сочувствия, меча разума и пентакля мужества, она поглощает раз и навсегда, превратив его существование в ад. Но перед тем, кто сможет преодолеть все уготованные ему препятствия и сохранить душу, открывается Мир во всем его великолепии.
Фрагменты для ознакомления:
Господь и покойник: https://proza.ru/2013/06/01/1338
Про любовь: https://proza.ru/2013/06/04/767
Слуга дьявола: https://proza.ru/2013/06/04/1953
Смерть Сизифа (рассказ полностью): https://proza.ru/2014/01/13/197
Ссылка на книгу: https://ridero.ru/books/vseh_kto_kupit_ehtu_knigu_zhdet_udacha/
Приятного чтения.

(no subject)

Кали-юга – это не эпоха, а состояние сознания тех, кто в нее верит.

Перед смертью жизнь действительно проносится перед человеком. Пока он живет.

ОГНЕННЫЕ ВОЛШЕБНИКИ

Мне не было и пяти, когда наша семья совершила настоящее путешествие, переехав в большой, красивый дом (мне он тогда вообще показался настоящим замком) в другом городе в другой стране. Едва мы утроились, как мама, которая раньше всегда сидела со мной дома, начала регулярно ходить на службу, где задерживалась иногда на несколько дней. Будучи маменькиным сынком, я превращал каждую ее задержку на службе в настоящую трагедию. Я забирался в постель, накрывался с головой одеялом и плакал в подушку до возвращения мамы. Я отказывался есть, пить, играть...
Родители пытались мне объяснять, что идет война, что они офицеры, что мама на службе, и не может всегда быть со мной. Но какое мне было дело до их объяснений! Это сейчас я понимаю, с какими чувствами мама задерживалась на службе!
Отец тогда тоже становился чернее тучи. Он очень любил меня, и мои слезы были для него настоящим ножом в сердце. Я больше чем уверен, что он все бы отдал, лишь бы я перестал плакать, но он был не в силах что-либо изменить в той ситуации, и это чувство беспомощности, его убивало.
И вот однажды он нашел выход. Был вечер или даже ночь, по крайней мере, на улице было темно. Мама была на службе, а я, как обычно, плакал, уткнувшись лицом в подушку. Отец тогда силой вытащил меня из-под одеяла. Он взял меня на руки и отнес к окну, которое выходило на огромный пустырь.
– Смотри внимательно, – сказал он, – сейчас ты увидишь чудо.
И точно, стоило ему это сказать, как за окном из темноты появился огненный человечек, который забавно плясал какое-то время, а потом вновь исчез в темноте. Это чудо настолько меня потрясло, что я забыл о своих слезах.
Полностью рассказ здесь: https://zen.yandex.ru/media/id/5e0dff6592414d00b1feafb7/ognennye-volshebniki-5ef9066da08a7d51ae37c7a4

(no subject)

Не понимаю, почему еще феминистки не устроили срач вокруг таких утверждений, как «деды воевали» и «спасибо деду за победу». Ведь в них напрочь игнорируется роль женщин в этой победе. Многие женщины воевали наравне с мужчинами. Многие выносили раненых с поля боя. На плечах остальных женщин и детей держался тыл. Потом женскими руками по причине гибели многих мужчин страна поднималась из разрухи. Так что во многом именно благодаря женщинам мы живем более или менее нормальной жизнью. Поэтому должно быть стыдно, восхваляя дедов, забывать о бабках.
Короче говоря, спасибо, бабки, за нормальную жизнь.

(no subject)

Сегодня ночью вроде как проснулся, лежу, набираюсь сил встать в туалет. И тут ко мне подходит смерть, хлопает по плечу и говорит:
-Привет! Не волнуйся, я только за мертвецами.

(no subject)

Такое впечатление, что российские власти вместе с руководством еще недавно достаточно свободных и благополучных стран строят международный бытовой ад, вдохновляясь даже не Кафкой с Оруэллом, а Берроузом. Цитирую:
Я не виделся с Бенвеем после его скоропалительного отъезда из Аннексии, где ему было поручено осуществить ТД – Тотальную Деморализацию. Первым шагом Бенвея стало запрещение концентрационных лагерей, массовых арестов и, кроме как при неких исключительных, особых обстоятельствах, применения пыток.
«Я против жестокости, – говорил он. – Она неэффективна. А вот продолжительное дурное обращение почти без насилия вызывает, при умелом его применении, тревогу и чувство определенной вины. Необходимо помнить некоторые правила, вернее сказать, руководящие принципы. Объект не должен сознавать, что упомянутое дурное обращение является тщательно спланированным нападением некоего немилосердного противника на его подлинную личность. Его надо заставить почувствовать, что при любом обращении он получает по заслугам, поскольку способен на некий (это никогда не уточняется) ужасно безнравственный поступок. Голую потребность контроломанов следует скромно скрывать за ширмой капризной, запутанной бюрократии, причем так, чтобы исключить непосредственный контакт объекта с противником».
Каждому гражданину Аннексии было предписано получить и всегда носить с собой портфель, битком набитый документами. Граждан могли останавливать на улице в любое время, и Контролер – в штатском, в различной форменной одежде, нередко в купальном костюме или пижаме, а то и совершенно голый, если не считать бляхи, приколотой к левому соску, – проверив каждую бумагу, ставил на ней печать. При последующей проверке гражданин должен был предъявить должным образом проставленные печати предыдущей проверки. Остановив большую группу, Контролер проверял и проштамповывал документы лишь у некоторых. Остальных подвергали аресту за то, что их документы не были должным образом проштампованы. Арест представлял собой «временное задержание», то есть арестованного должны были освободить, «если и когда» его Объяснительная Записка, должным образом подписанная и проштампованная, будет заверена Помощником Арбитра по Объяснительным. Ввиду того, что этот чиновник почти никогда не бывал в своем кабинете, а Объяснительную Записку следовало представить ему лично, объяснявшиеся целыми неделями, а то и месяцами, томились в ожидании в неотапливаемых конторах, без стульев и туалета.
Выданные документы были написаны исчезающими чернилами и постепенно превращались в просроченные закладные. Постоянно требовались новые документы. В безумной попытке уложиться в нереальные предельные сроки граждане сломя голову носились из одного бюро в другое.
В городе убрали все скамейки, отключили все фонтаны, уничтожили все цветы и деревья. Раз в четверть часа на крыше каждого многоквартирного дома (в таких домах жили все) включались оглушительно громкие сирены. От вибрации люди нередко падали с кроватей. Всю ночь по городу шарили лучи прожекторов (никому не разрешалось пользоваться шторами, занавесками, жалюзи или ставнями).
Никто никогда ни на кого не смотрел из за строгого запрещения домогательств, подкрепленных словесно или нет, по отношению к кому бы то ни было, с какой бы то ни было целью – как сексуальной, так и любой другой. Были закрыты все бары и кафе. Спиртное можно было приобрести только по специальному разрешению, а приобретенное таким образом спиртное нельзя было ни продавать, ни отдавать бесплатно, ни каким либо способом передавать никому другому, и присутствие другого лица в помещении расценивалось как достаточное доказательство передачи спиртного.
Никому не разрешалось запирать двери, а у полицейских имелись ключи, подходившие ко всем замкам в городе. В сопровождении экстрасенса они врывались в чью нибудь квартиру и принимались за «поиски улик».
Экстрасенс обнаруживал для них все, что человек хотел спрятать: тюбик вазелина, клизму, носовой платок, испачканный спермой, оружие, незаконно приобретенный алкоголь. При этом они всегда заставляли подозреваемого раздеться догола и подвергали его крайне унизительному личному обыску, по поводу чего делали глумливые, оскорбительные замечания. Многих латентных гомосексуалистов увели из дома в смирительной рубашке после того, как они смазали задницу вазелином. Впрочем, придраться к хозяину могли при виде любого предмета. Перочистки или распорки для обуви.
– А это еще что такое?
– Перочистка.
– Он говорит, перочистка.
– Я уже услышал все, что хотел.
– Похоже, больше ничего нам не нужно. Эй ты, пойдешь с нами!
По прошествии нескольких таких месяцев обыватели начали жаться по углам, точно запуганные коты.
Разумеется, полиция Аннексии возбуждала дела против людей, подозреваемых в том, что они агенты, саботажники или инакомыслящие, – на конвейерной основе. Что касается допроса подозреваемых, то Бенвей говорит так:
«Хотя применения пыток я, как правило, избегаю – пытка конкретизирует положение оппонента и мобилизует сопротивление, – угроза пытки помогает вызывать у объекта должное чувство беспомощности и благодарности следователю за ее неприменение. А применять пытки полезно в качестве наказания, когда объект уже настолько поддается обработке, что считает наказание заслуженным. С этой целью я разработал несколько методов применения дисциплинарных мер. Один из них назывался «Коммутатор». К зубам объекта прижаты электрические сверла, которые могут включиться в любой момент; а его обучают работе с капризным коммутатором – учат вставлять определенные провода в определенные гнезда, реагируя на звонки и зажженные лампочки. Каждый раз, как он ошибается, сверла включаются на двадцать секунд. Эти сигналы подаются с нарастающей скоростью, постепенно выходящей за пределы его реакции. Полчаса у коммутатора – и объект ломается, как перегруженный электронный мозг.

В ПОИСКАХ МИНОТАВРА 1

МИТОТА ПЕРВАЯ. РАБОТА ИЛИ СМЕРТЬ
Это была обыкновенная коричневая папка, примерно с такой я более десяти лет назад ездил в институт. Нельзя сказать, что она мне сразу не понравилась, но и особых симпатий не вызвала. Вряд ли там были деньги или еще что-нибудь интересное. И если бы она лежала не перед воротами моего гаража, я бы прошел мимо. Но она, как назло, лежала именно перед воротами моего гаража, и мне оставалось либо ее поднять, либо проехать по ней колесом. Второе было непозволительным хамством, поэтому я ее поднял и заглянул внутрь. Там лежало несколько бумажных листов формата А 4, исписанных еще более неразборчивым, чем у меня почерком. В верхней части каждого листа был печатный текст:
«Предупреждение: Данному файлу присвоена степень секретности «А». Если у вас нет соответствующего допуска, немедленно, не читая, уничтожьте данный файл и сообщите об этом в ближайший орган государственной безопасности.
Любое отклонение от данной инструкции приравнивается к государственной измене».
Полностью: https://zen.yandex.ru/media/id/5e0dff6592414d00b1feafb7/v-poiskah-minotavra-1-5f64c4474c07ce0604551807

СМЕРТЬ СИЗИФА 1

Протагор наслаждался сновидением. Ему снилась юная красавица гетера. Она сидела в похожем на трон кресле. Он – подле трона на подушке для ног. Протагор целовал ее идеальную обутую в бежевую сандалию ножку, и каждое прикосновение губами к ее ухоженным пальчикам, подъему стопы или ремню сандалия приносило то сладостное юношеское любовное томление, которое наяву он в последний раз испытывал много веков назад. Конечно, в юности он не стал бы неторопливо ласкать женские ножки, а поспешил бы получить то, что считал тогда главным. Любовь к неторопливым ласкам пришла к нему с опытом, а века посмертного существования принесли пресыщение. Теперь только редкие любовные сны позволяли ему вновь переживать чувства, которых он, подумать только, стеснялся в юности.
Разумеется, Протагор умел управлять сновидениями, но в искусственно вызываемых сновидениях он продолжал быть вот уже много веков сорокапятилетним мужчиной. И только приходящие естественным путем любовные сны временно возвращали его чувствам юность. Состояние юности души было настолько хрупким, что любое вмешательство в развитие событий могло его разрушить, поэтому Протагор мог позволить себе лишь осторожно продлять сновидение.
В свои предсмертные 45 Протагор был видным мужчиной. Высокий, слегка полноватый, но не бесформенно жирный. Не спортивный, но и не слабосильный. Лицо приятное, мужественное. Волосы светлые с только-только пробивающейся сединой. Пожалевшее волосы на голове время вовсю отыгралось на его броде, которая, будь она у него, была бы совершенно белой. Бороду Протагор не носил, так как она требовала ухода, а лишние хлопоты он никогда не любил. По этой же причине у него была очень короткая стрижка. Брился Протагор 2 – 3 раза в неделю перед любовными свиданиями.
Полностью: https://zen.yandex.ru/media/id/5e0dff6592414d00b1feafb7/smert-sizifa-1-5f5b8a4d93cc6c72ff7b928f

ВЕДЬМА ЧЕРНЫХ СНОВ 1

Дождь был по-осеннему моросящим и холодным. Он лился из затянувших все небо грязно-серых туч, которые лениво гнал ветер по ставшему настолько низким, что казалось, оно лежит на крышах многоэтажек, небу. И это 15 апреля!
Событие пощадило город, и если бы не останки людей и животных и не мертвые стволы деревьев, можно было бы решить, что жители его просто покинули в спешке, бросив почему-то все свои вещи. Человеческих останков на улицах почти не было. Когда произошло Событие, в городе была глубокая ночь, и большинство жителей умерли во сне, поэтому в отличие от тех мест, где Событие пришлось на другое время суток, город практически не пострадал. На его улицах почти не было заторов из искореженных автомобилей, в нем не бушевали пожары из-за непотушенного огня в кухонных печах, да и в метро управляемые компьютером поезда не возили мертвецов, словно доказывая непонятно кому, что смерть – это не повод для прекращения жизни.
Жизни потребовалось более 30 лет, чтобы «прийти в себя» после События, и теперь повсюду были видны следы ее возрождения. Везде, где только можно, зеленела трава. Сквозь трещины в асфальте пробивались кусты и молодые деревца, а в городских парках среди мертвых стволов набирал силу подлесок. Среди растений полным ходом шла обычно не замечаемая людьми жизнь насекомых и прочих маленьких существ. Там, где еще было чем поживиться, пировали грызуны, на которых охотились ставшие облезлыми кошки и превратившиеся в покрытых похожей на рыбью чешуей уродцев собаки. То там, то тут кричали редкие птицы. А в одном из городских парков чудом уцелевшая корова меланхолично жевала траву, вздыхая периодически по-коровьи от одиночества.
Полностью: https://zen.yandex.ru/media/id/5e0dff6592414d00b1feafb7/vedma-chernyh-snov-1-5f56ed3cb7204709f01971e2