Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

(no subject)

Пожалуй, пора разбавить текст забавными историями.
Первая из них произошла, когда я только-только отказался от всех вкусняжек и начал усиленно голодать. Сижу в маршрутке. Никого не трогаю. Тут входит девчонка лет 20 с копейками, садится чуть впереди и сбоку, как раз на виду, и начинает есть мое любимое мороженое. У меня от такого зрелища слюна чуть на футболку не потекла. Смотрю на девчонку, глаз не могу отвести, а сам думаю: «знала бы ты, чего я на тебя пялюсь».
Из книги «Лечиться или выздоравливать?»
https://ridero.ru/books/lechitsya_ili_vyzdoravlivat/

(no subject)

Сдается мне, тролли должны быть связаны с троллейбусами. А иначе, почему они так называются?

Интересно, кому-нибудь приходило в голову создать партию беспартийных, для членства в которой необходимо и достаточно не быть членом никакой партии, включая и партию беспартийных?

(no subject)

Хотите узнать, насколько вы хороший политик? Для этого есть простой тест. Нужно напердеть особенно вонючим пердежом в каком-нибудь достаточно людном замкнутом пространстве типа лифта или маршрутки с закрытыми окнами, а потом попытаться убедить окружающих, что это был предпринятый исключительно для их блага самоотверженный акт ароматизации помещения. Степень вашего успеха и будет ответом на поставленный вопрос.

НЕСКОЛЬКО СОЛНЕЧНЫХ ДНЕЙ 3

Войдя утром в автобус, Ян сразу же обратил внимание на женщину лет 30. Среднего роста, стройная. Волосы длинные, светлые, прямые. Лицо простое, не красивое, но и не страшное. На ней было ярко-голубое пальто и короткая черная юбка. На красивых, можно даже сказать, эталонных ногах были черные колготки и синие сапожки на высоких каблуках. На фоне всеобщей строгости и внешней асексуальности это выглядело вызывающе, но не вульгарно, а, скорее, шикарно. Однако внимание она привлекала к себе не столько внешностью или одеждой, сколько чем-то необъяснимо весенним, исходящим от всего ее облика.
Автобус был полупустой, и Ян выбрал место, с которого было лучше всего на нее смотреть, не привлекая к себе внимания. Яна влекло к ней той самой тоской обладания, которая обычно изводит взрослеющих, но еще не знающих, как подойти к понравившейся девочке, школьников. Для Яна она была женщиной из категории «не по карману» в том смысле, что ему нечем было увлечь такую, как она. А раз так, то ему ничего не оставалось, как, любуясь ею, наслаждаться легкой формой любовного томления.
Через пару остановок в автобус вошла клуша лет 50. Лишенное каких-либо следов косметики и средств ухода угрюмое лицо, бесформенный, чуть ли не до пят балахон, из-под которого торчали ноги в дешевых колготках, теплых носках и бесформенных мужских ботинках, и нелепый платок на голове выдавали в ней религиозную фанатичку.
Полностью: https://zen.yandex.ru/media/id/5e0dff6592414d00b1feafb7/neskolko-solnechnyh-dnei-3-5f5a32b156f2d820a947da44

НЕСКОЛЬКО СОЛНЕЧНЫХ ДНЕЙ 1

В 18-06 сотрудники хлынули из здания фирмы. На улице было мерзко: Холодный ветер, не обращая внимания на одежду, пробирал насквозь, а из низких, словно ползущих по крышам домов грязных туч, уныло сочился мелкий дождь. Он шел уже вторую неделю и успел всем изрядно надоесть, но такова средина ноября, поэтому все, проклиная погоду, продолжали ставить в погодном листе галочку напротив «дождя» и указывать температуру из предпочтительной части списка, демонстрируя лояльность к естественному порядку вещей.
Обругав напоследок погоду, Ян попрощался с коллегами. Они пошли на парковку, а он на автобусную остановку. Несмотря на то, что его куртка была с капюшоном, Ян открыл зонт. Он терпеть не мог, когда на лицо попадали дождевые капли, а капюшон от этого не спасал. Ян был единственным ездящим на автобусе служащим – он терпеть не мог водить машину и уже через каких-то 30 минут даже на пустой дороге чувствовал себя разбитым. Автобусы ходили каждые 5 минут, и даже в час-пик в них были свободные места. Автофобия была единственным чудачеством Яна, поэтому коллеги относились к ней шутливо-снисходительно. Он же не мелочь по карманам воровал, в конце концов.
Полностью: https://zen.yandex.ru/media/id/5e0dff6592414d00b1feafb7/neskolko-solnechnyh-dnei-1-5f58e841254de31436367212

ПРО ЛЮБОВЬ 4

Автобус свернул с трассы на узкую, но, тем не менее, хорошо заасфальтированную дорогу, по обе стороны которой густо росли деревья. Проехав по ней не более пятисот метров, он выехал на огромный, скорее всего, прямоугольный участок земли, огороженный четырьмя взаимно перпендикулярными лесными посадками. Остальные углы видно не было, но тот, где остановился автобус, был идеально прямым. По всему участку среди цветущих деревьев и клумб ровными рядами стояли деревянные столы с одинаковыми деревянными скамеечками по бокам. За такими столами во дворах мужики обычно сражаются в домино. Часть столов была занята приехавшими раньше людьми, но значительно большая их часть была свободна.
Автобус остановился на специально отведенной для этого на краю участка площадке. С характерным стоном открылись двери. Пассажиры, оживленно болтая о всяких пустяках, поспешили на выход. «Марсианские хроники…» Почему-то эта мысль пришла в голову Сергею, когда он вышел из автобуса. Все тут же ринулись занимать свободные места. Захватив столы, люди доставали свертки с едой, посуду, выпивку… Один лишь Сергей приехал налегке.
Выпустив пассажиров, автобус развернулся и покинул территорию. Его место тут же занял другой. Люди прибывали и прибывали. Они выходили из автобусов и занимали места за столами. Места хватало всем.
Полностью: https://zen.yandex.ru/media/id/5e0dff6592414d00b1feafb7/pro-liubov-4-5f51bfb84330f118aa62400f

(no subject)

У Птера был старый «ушастый» «Запорожец». На месте переднего пассажирского сиденья в салоне хранился запасной двигатель, заботливо накрытый какой-то тряпкой. Мотор постоянно перегревался. К тому же у него гнало масло из-под прокладки, поэтому сзади из багажника или из-под капота валил густой черный дым, как от стада «Камазов», а когда двигателю становилось совсем невмоготу, оттуда вырывалось пламя.
Карма у «Запорожца» была ужасной. Где бы Птер ни оставлял машину, люди наваливали вокруг кучи мусора. Прожил он чуть больше 6 месяцев. Ездили мы на нем вдевятером. Причем умудрялись курить в салоне.
Еще у Птера был мотоцикл, который мы с Васей повадились брать по ночам без спроса. Мотоцикл был подстать «Запорожцу». Его фара то не работала, то норовила подсвечивать заднее колесо, так что ездили мы нередко по памяти. Однажды я забыл про крутой поворот, и мы навернулись на приличной скорости, отделавшись относительно легким испугом. Вася сломал себе палец, а я получил хорошую ссадину и ушиб коленного сустава, с чем дня 3 пролежал в больнице. Сустав надо было обездвижить, и мне наложили на ногу гипс от щиколотки до бедра. На ногу наступать было больно, и мама достала мне костыль. С одной стороны, было даже прикольно – бабушки в автобусе место уступали, в институте зачеты нахаляву ставили. С другой… Ни выкупаться, толком, ни посрать. Дома, чтобы сесть на унитаз, мне приходилось распахивать настежь дверь в туалете. В общественном же месте, в больнице, например на унитаз жопой не сядешь. Подкладывать газету ума не хватило, поэтому приходилось срать, присев на одной ноге. Позже я описал свои впечатления в одной из историй о Широчке.
Из книги «Книга пощечин» https://ridero.ru/books/kniga_poshechin_ili_ocherednaya_ispoved_grafomana/

(no subject)

Моей гордостью было польское драповое пальто за 52 рубля. Нашел их в аксайском универмаге Вадик. Вторым купил такое Удав. Я был третьим. Четвертым - басист «Чистой Воды» Саша Дубаша.
Несмотря на цену, пальто было вполне приличным, не марким, удивительно носким и удобным: В его карманы вмещалось до 6 бутылок водки.
Подошли мы как-то с Вадиком в этих пальто к автобусной остановке. Там среди прочей ждущей автобус публики стояли папаша с сынишкой от трех до пяти. Сынишка дернул папулю за руку и закричал на всю остановку, тыча в нас пальцем:
- Папа, глянь, два бандита.
Это сравнение нам понравилось, и уже сидя в трамвае, мы решили развить тему и затеяли разговор, из которого можно было бы решить, что мы киллеры, едем устранять клиента. Над нами стоял студент из дружественной африканской страны.
Вдруг Вадик оборвал на полуслове разговор и, строго посмотрев на африканца, сказал:
- Тише, нас слушают.
Как по команде мы засунули правые руки во внутренние карманы пальто и уставились на негра. На следующей остановке он, расталкивая пассажиров, выскочил из автобуса.
Из книги «Книга пощечин» https://ridero.ru/books/kniga_poshechin_ili_ocherednaya_ispoved_grafomana/

ШИРОЧКА, КОСА И ПЕРЕЛОМ

Так случилось, что Широчка вместе с другими пионерами записалась «на мотокружок». Конечно, первое время они убирали помещение, чинили мебель, возрождали из пепла единственный мотоцикл кружка, который давно уже превратился в бренные останки.
- Ничего, - сказал руководитель кружка, - легкий ремонт, и он будет, как новый.
Легким ремонтом оказалась замена рамы, двигателя, шасси, бака и прочей мелочи, которую можно не перечислять. Возрождать железного коня из пепла пионерам пришлось за свой счет. Кружок работал на общественных началах, а общественные начала, как известно, за пивом не пошлешь.
Наконец, конь был, как новенький, и пионеры, подобно акробатической пирамиде, кинулись на него все разом, как только он завелся. Мотоцикл рявкнул, рванул, сбросил с себя пионеров и благополучно заглох. Благополучно для всех, кроме Широчки. Она повредила ногу, да так, что в больнице ей наложили гипс от бедра и до щиколотки. Наложили и отпустили домой, в школу, чтобы уроки не прогуливала.
С одной стороны с гипсом хорошо: учителя меньше цепляются, бабушки в автобусе место уступают, одноклассники смотрят с уважением, она, вон, уже и с мотоцикла упасть успела, а они еще паровоза ни разу не видели, разве что папиросного.
С другой же стороны... Ни одеться, ни обуться, а уж о том, чтобы с удовольствием сходить в туалет, и речи быть не могло. Какое тут удовольствие, если нога в коленке не сгибается. Дома еще ничего, правда нога в туалет не вмещалась, и приходилось все делать с открытой дверью, а вот в школе или в больнице. Попой на общественный унитаз не сядешь - попа не казенная, в отличие от унитаза, а казенные унитазы на своем веку повидали такого, что напиши хоть один из них мемуары, бестселлер бы вышел. Надо все делать на присядках. А какие присядки, если одна нога в коленке не гнется? Правильно, пистолет. Почему пистолет? Да потому, что хоть стреляйся, если тебе в таком состоянии где-нибудь в публичном месте какать захочется. У Широчки же коса, как назло, отросла почти до пола, и каждый раз, когда Широчка вот так на пистолете корячилась, коса норовила оказаться в унитазе, словно медом ей там намазано было. Намазано там, кстати, было, но только не медом, откуда взяться меду в общественном унитазе? И приходилось Широчке каждый раз после туалета голову мыть. Хоть плачь. Пришлось даже подстригаться - угораздило Широчку жвачку проглотить. Так что день, когда ей обещали снять гипс, был для Широчки долгожданным, как Новый год.
Полностью: https://zen.yandex.ru/media/id/5e0dff6592414d00b1feafb7/shirochka-kosa-i-perelom-5f26fef31fc411381d6f4236

КОМЕДИАНТЫ ПОВЕСТЬ 1. ГЛАВА 27

Я шел к Дюльсендорфу со странным чувством. Меня не покидала уверенность в том, что где-то глубоко внутри я уже принял решение, все взвесил, расставил по местам, все, до последнего хода. Мое подсознание выполнило домашнюю работу, вот только между этим пониманием и сознанием стоял непроходимый барьер. Мое сознание не имело нужного доступа, и это меня немного пугало. Я был уверен, что эта встреча была предопределена еще с самого начала, еще с момента моего рождения, а может быть, задолго до него. И дело даже не в отсутствии пресловутой свободы воли как таковой; свободы воли, которая не играла в этом процессе никакой роли. Просто, как бы я ни мыкался, все одно интеграл по пути после некоторых преобразований дал бы исходную точку «В», куда меня должен привести Дюльсендорф. В этом спектакле мы не более чем актеры, вспомнил я один из снов. Не более чем комедианты…
Дюльсендорф пил чай. Стол удобно стоял на небольшой площадке между вагонами. Здесь было тепло, как бывает тепло в середине мая или в начале сентября. Кроме него и Светы за столом сидело четверо угрюмых мужиков. На лицах у них застыло выражение овечьей покорности, и я почему-то вспомнил бесконечные очереди в крематорий, которые я видел в кино. Видно было, что они давно уже смирились со своей участью, и это смирение вместе с несбыточной надеждой на провидение полностью парализовали их волю к сопротивлению. Все были в походной форме. Перед Дюльсендорфом и Светой на столе лежали миниатюрные автоматы с короткими стволами.
– Хлебни на дорожку, – пригласил Дюльсендорф к столу.
– Спасибо. Не хочу.
– Послушай. Путь у нас неблизкий. Мы должны за день добраться до места, а это поможет тебе не чувствовать усталость.
– А как же допинг-контроль?
– Допинг контроль уже ждет. Или ты забыл?
– Такое забудешь! – Я вспомнил населяющих лес тварей, и мне стало нехорошо.
– Тогда пей и иди переодеваться.
Полностью: https://boosty.to/dzenterrorist/posts/a8960a34-a68a-4b96-a12f-d327eed7e73a?share=success_publish_link